christian

С Рождеством!

В голове стучится о черепную коробку мысль из православной апологетики. Каждую минуту думай: каково мне умирать будет?
Надо сказать, что вообще-то христианство – это не оплот садомазохизма, хотя иногда могут возникать сомнения. Так вот, мысли о смерти – это вообще-то достаточно высокое богословие, круто замешанное с философией и богатым вековым мистическим опытом поколений святых. И когда тебя самого изредка по касательной задевает некий трансцендентальный опыт, вдруг всплывают заученные наизусть слова святых и не очень отцов.

Каково мне умирать будет?

Очень, очень, очень важно жить. Смерть и её качество будет напрямую зависеть от того, насколько тебе удалось жить в этом подлунном мире.

[я]: Я тут вспоминала себя лет десять назад и поняла, что той меня уже нет. Я уже другая. Совсем-совсем. Я с нежностью и любовью вспоминаю ту себя, я очень благодарна той себе за всё, что было сделано и заложено фундаментом в мою нынешнюю жизнь. Но та я, которая сейчас, это новая я. Меня заботят другие вопросы, передо мной стоят новые задачи, я обладаю качественно другими силами для достижения других высот. Я сейчас другая. И тогда я подумала: когда я подойду к смертному порогу, я тоже буду другой. С новыми умениями, знаниями, опытом. В каком-то смысле, именно это имел в виду Дамблдор, говоря, что для высоко развитого ума смерть – всего лишь ещё одно приключение. И я хочу подойти к смерти – готовой.

Каково мне умирать будет?
Готова ли я к смерти - прямо сейчас?
Нет, не готова. Я знаю несколько очень важных задач, которые бы мне очень хотелось выполнить на этой земле. Я чувствую, что мне будет позволено их если не выполнить, то как минимум попытаться. Хотя Творец, насколько я могу судить по своим наблюдениям, очень любит помогать идущим путями, созвучными Его воле. Как определить, что путь созвучен Его воле? Я определяю по плодам: светящейся радости в сердце, вырастающим крыльям, слезам умиления и полноты от не умещающихся внутри чувств. Я определяю по сбывающимся молитвам, трогательному и доброму юмору ситуаций, в которых оказываюсь, и своему неугасающему интересу к жизни.
Чем дальше идёшь этим путём, тем сильнее веришь: Он рядом. Всегда.
И где-то здесь находится точка невозврата. Точка, на которой ты понимаешь: Господь мой и Бог мой. Кого убоюсь?
Да никого.
И идёшь вперёд, потому что когда тебе СТОЛЬКО даётся, не можешь стоять на месте, не имеешь никакого (а)морального права, просто поднял себя и ласковыми пинками вперёд.
Гордыня? Конечно, и она тоже. На путях Господних никогда не без искушений, просто залипать на них можно долго, а лучше всё теми же пинками да с молитвой – вперёд, вперёд, искушения насквозь, не отрицая в себе греха, но проходя и его, и его, и следующий. Выходя с другой стороны этой реки.
Ну а если залипнешь, всегда есть надежда, что и тут Господь найдёт способ вытащить.

И вот в такие моменты уже не я живу, но живёт во мне Христос.

Каково мне умирать будет?

Милостью Его, радостью моей, молитвами святых, светом предначальным, благодатью и благословением, благодарностью мира, славой Творца,
Его же имя прославляю
Ныне,
Присно,
Во веки веков
Аминь.


С Рождеством Христовым! Неиссякающей веры в Божье водительство и поддержку) идти путями Его)
Юля, с Рождеством тебя! Очень откликнулись твои слова.