religion

Пост в рамках Neděle

Нагоняю упущенное за 3 воскресенья. Темы-то были, а вот мысли как-то не складывались.
Сегодня статья совсем маленькая.



И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли и сказал: государи мои! зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встаньте поутру и пойдете в путь свой. Но они сказали: нет, мы ночуем на улице. Он же сильно упрашивал их; и они пошли к нему и пришли в дом его. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели.
Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их.
Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и сказал: братья мои, не делайте зла; вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего.
Но они сказали: пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними. И очень приступали к человеку сему, к Лоту, и подошли, чтобы выломать дверь.
Тогда мужи те простерли руки свои и ввели Лота к себе в дом, и дверь заперли; а людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою, от малого до большого, так что они измучились, искав входа.
Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места, ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его. И вышел Лот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал: встаньте, выйдите из сего места, ибо Господь истребит сей город. Но зятьям его показалось, что он шутит.
Когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города.
И как он медлил, то мужи те, по милости к нему Господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города.
Когда же вывели их вон, то один из них сказал: спасай душу свою; не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей; спасайся на гору, чтобы тебе не погибнуть.
Но Лот сказал им: нет, Владыка! вот, раб Твой обрел благоволение пред очами Твоими, и велика милость Твоя, которую Ты сделал со мною, что спас жизнь мою; но я не могу спасаться на гору, чтоб не застигла меня беда и мне не умереть;
вот, ближе бежать в сей город, он же мал; побегу я туда, — он же мал; и сохранится жизнь моя.
И сказал ему: вот, в угодность тебе Я сделаю и это: не ниспровергну города, о котором ты говоришь;
поспешай, спасайся туда, ибо Я не могу сделать дела, доколе ты не придешь туда. Потому и назван город сей: Сигор.
Солнце взошло над землею, и Лот пришел в Сигор.
И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастания земли.
Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом.
(Быт 19:1-26)


Это был её город. Город её детства и юности. Здесь прошли многие годы радости, здесь родились её дети.
Ещё минута - и город будет разрушен, ещё мгновение - и он останется только в её памяти.

Ну как, как она могла не оглянуться?

Мне искренне жаль жену Лота. Она вряд ли была "плохим человеком". Просто... слишком земным.
Слишком любящим своё прошлое. Свою память. Слишком ценящим себя, чтобы отречься от всего этого.
Но нельзя было спастись иначе - и она погибла.


Не оборачивайся. Если встал на сложный путь бегства от зла, избежания греха - не оборачивайся.
Слишком много хорошего ты оставляешь позади. Слишком много того, что сподвигнет остаться, не дать уйти.

А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.
Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.
Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.
Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия.
(Лк 9:59-62)

Не оборачивайся, не жалей, не унывай.
Всё ещё будет.

Иисус сказал в ответ: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной. (Мк 10:29-30)

Христианство, такое мягкое и бесхребетное на вид, на самом деле очень и очень строгое. Потому что последствия могут быть вечными. И это уже не шутки.

Не пытайся сбежать от Бога. От Него нет путей.

Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?
Взойду ли на небо - Ты там; сойду ли в преисподнюю - и там Ты.
Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, - и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя.
(Пс 138:7-10)

Иона пытался убежать. Он не хотел проповедовать, у него были совсем другие планы на свою жизнь. Окончилось всё, как вы помните, тремя днями во чреве кита - и всё-таки проповедью.
Не пытайся сбежать.
Не получится. Если ты уже Божий, ты не сможешь честно уйти от Него.
Нельзя укрыться от Того, Кого уже узнал. И невозможно спастись от стыда, который охватывает за свои грехи.

Мы ищем любых путей, чтобы скрыться от Того, Чей свет свидетельствует о наших грехах.
Он не обвиняет - Он просто есть - и уже от этого за свои грехи становится больно, стыдно, мучительно гадко от собственного бессилия что-то изменить.
И ужасно, ужасно тяжело смотреть Ему в глаза. Да что там смотреть. Просто существовать перед Ним, зная о своих нераскаянностях.

Выход один: раскрыться Ему навстречу. Выплакать Ему всю свою боль, высказать, как же это ужасно - жить со всем этим грузом. И попросить - от всего сердца, - чтобы помог.

И Он поможет. Обязательно поможет. Он даст силы, ситуации, людей - всё, что так необходимо.
Он покажет путь и даже согласится на тот путь, который выберешь ты сам.
Ты только не оборачивайся.

Не оборачивайся, слышишь?
- Ты - Тиресий, - повторил Амфитрион, стряхивая с рук сверкающие
капли. - Прорицатель. Говорят, тебя ослепила Афина за то, что ты видел ее
обнаженной, но взамен дала дар прозрения.
- Говорят, - равнодушно отозвался Тиресий.
Голос его оказался неожиданно низким и звучным.
- А еще говорят, что тебя ослепила Гера, когда в ее споре с Зевсом о
том, кто больше испытывает наслаждения в любви - мужчина или женщина? - ты
принял сторону Зевса и сказал, что женщина берет себе девять частей
наслаждения, мужчина же - всего одну часть. Гера ослепила тебя, а Зевс
наградил прозрением.
- Говорят, - тем же тоном ответил старик.
- Так где же правда?
- Не знаю.
- Ну что ж, - Амфитрион встал, отряхнул колени и приблизился к ясеню,
за которым сидел Тиресий, - во всяком случае, ты не можешь пожаловаться на
несправедливость богов.
- Я и не жалуюсь, - спокойно сказал старик, глядя куда-то в сторону
своими провалами вместо глаз. - Боги справедливы. Я даже могу представить
себе бога, который отнимет у тебя, Амфитрион Персеид, твой дом, твою жену
(Амфитрион вздрогнул), твоих детей и имущество, одарит тебя сотней
болезней, а потом в награду за терпение даст взамен другой дом, другую
жену, другое здоровье, других детей и другое имущество... Да, такой бог
тоже будет справедлив. Но скажешь ли ты, что он еще и добр, этот бог?


Вот никогда не понимал упомянутых тобой и аналогичных отрывков. И сейчас не понимаю. Что в прямом смысле, что в метафорическом. Наверное, это еще одно отличие настоящего христианина — понимать это сердцем.