christian

Бог православных и Бог протестантов. Где ключ к радости?

Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами,
дабы открылись между вами искусные.

1 Кор 11:19

- Батюшка, я читаю Лествицу. И уже на четвёртой ступени.
- Замуж, срочно замуж.

Случаи на исповеди


С тех пор, как 31 октября 1517 года Мартин Лютер вывесил на двери Замковой церкви в Виттенберге свои 95 тезисов, христианская церковь, расколотая пополам, наконец-то начала ветвиться, шириться и обновляться.
Если посмотреть на Реформацию с точки зрения истории, невозможно не отметить, что в этом был промысел Божий и Его благословение. Что бы мы ни думали о Католической Церкви, именно Реформация в те застойные годы подтолкнула её к изменениям в лучшую сторону, к возрождению. А впрочем, не только её.
Любая структура при отсутствии "соперника" постепенно начинает загнивать. Когда есть единственный путь выполнения чего-либо, и только он считается верным, люди постепенно разучаются применять мозг. Зачем, если всё уже найдено, высчитано, принято? Если сотни наших предков делали так - почему мы должны делать как-то иначе? И тут на сцене появляется некто, кто говорит: то, что делается - неправильно. Да, многие поколения поступали так, но это неверно, и мы не обязаны повторять чужих ошибок.
Так зародился протестантизм. Пришёл человек, который решился дать отпор общественному мнению, и создал новое христианское течение. Лучше оно или хуже - вопрос другой. Но именно ему мы обязаны тем, как разворачивалась дальнейшая история: ведь именно протестантизм перевёл общество от феодализма к иному общественному строю. Протестантизм создал государства в Северной Америке. И именно протестантов чаще всего называют радостными христианами.

Почему это так? Разве нет радости в нашем родном православии? Религия, которую я искренне считаю наиболее полной, наиболее точно формулирующей мою веру - и страдает от нехватки радости? Быть того не может!..
Я попыталась найти, откуда растут ушки у того факта, что современные протестанты - это такие ходячие улыбки, а православные... а православные чаще всего нет. Причём на поиски меня сподвигло событие, произошедшее в минувшее воскресенье, в день Иоанна Лествичника.

Напомню: Иоанн Лествичник - это один из главных святых отцов Церкви, чьё творение Лествица почитается всеми православными, а иногда не только почитается, но ещё и читается. Преподобный Иоанн по многочисленным просьбам трудящихся написал подробную инструкцию для монахов, как именно попасть в Царствие Небесное. Акцентирую ваше внимание: по просьбе монахов и для монахов. Иоанн родился в VI веке, во времена, когда христианство в Византии расцветало монашеством. В 16 лет он уже ушёл от мирской жизни. Лествичник был человеком, выросшим и состоявшимся в православно-монашеской среде. Это очень важно помнить, когда читаешь его книгу. Потому что иначе без отвращения это читать сложно: единственный путь на небо, по мнению преподобного Иоанна, лежит через море слёз, отказ от всего, жизнь на гноище и регулярные самоистязания. Честное слово, книга по садомазохизму.

На самом деле, конечно, в Лествице такая глубина и высота, от которых голова пойдёт кругом - но только в том случае, если ты говоришь с монахом на одном языке. Если ты понимаешь культуру, в которой он жил, образы, которые ему родные, и если у тебя самого есть хотя бы какой-то похожий опыт духовной жизни. Но ведь у большинства православных ничего этого нет! И все советы воспринимаются буквально. А ведь Иоанн Лествичник был далеко не единственным писавшим в таком ключе. Вся православная среда пропитана духом постоянного рыдания о грехах. Культ покаяния в совокупности с представлением Бога Пантократором, Вседержителем и Судьёй привёл к очень интересным последствиям.

Люди перестали воспринимать христианство бесконечной радостью спасения. В душах людей, которым проповедовали грозный суд и необходимость постоянного покаяния, поселился страх. Страх осуждения на вечные муки и, как следствие, жажда хоть как-то избавиться от этого страха, приблизить вероятность быть спасённым. Как это сделать? Святые отцы говорят - плакать и рыдать о грехах, бояться Бога и всегда следить за собой. Так воспитываются стада параноиков. Прекрасно, классный рецепт, но только одно уточнение: а ничего, что Бог есть любовь?

Дело в том, что сами святые отцы были в курсе этого. Они потому и святые. Они потому и писали эти трактаты о глубинном покаянии. Оно возможно только тогда, когда на самом деле познаёшь Бога. А вот простые миряне, жизнь которых заполнена чередой совсем других событий, нежели богопознание и прочий исихазм, считывали всегда только то, что говорилось в качестве вывода. Про плач и трепет перед величием Бога. И постоянное покаяние.
А очень сложно плакать о том, что не чувствуешь своей виной, и трепетать перед Тем, кого не особо-то знаешь - так, понаслышке. Это вело у кого-то к чувству вины, у кого-то просто к усилению страха. Как же так: нужно плакать и рыдать, а я... значит, точно ад ждёт? Вот я оденусь совсем строго и бедно, буду ходить с постной физиономией, откажусь от того, что приносит удовольствие, как монах - авось, зачтётся. А что касается постоянного покаяния... Есть же исповедь. Вот на ней и покаюсь. А пока пойду косточки соседям перемывать.

Вполне возможно, что эти мысли мелькали неосознанно, и на самом деле люди искренне считали, что в лишении себя всякой радости и есть благочестие. И забывали, а может, никогда и не знали о том, что Евангелие - Радостная весть.

Ну нет в православии культа Священного Писания. Ну не любят православные читать Библию. С давних-предавних времён нам внушают, что Библию нужно читать с пояснениями святых отцов, потому что мы же можем неправильно понять. Мы же можем (какой кошмар!) воспринять написанное буквально, в то время как там столько метафор и глубинных намёков!

Но приходит Лютер. И говорит: Sola Scriptura. Идите вы все, говорит Мартин, со своими комментариями. Библия - единственный источник, определяющий истинность писаний. А потом ещё добавляет: Sola fide. Никаких индульгенций. Не раз в неделю каяться надо, на исповеди, а всю жизнь строить так, чтобы быть по-настоящему Божиим. Только верою спасаемся.
Да, конечно, впоследствии этот тезис привёл к какой-то фигне в богословии, когда лютеране начали отрицать участие человека в собственном спасении (мол, только Бог и может нас спасти, а мы просто этого чаем), а кальвинисты так и вообще додумались до того, что Бог уже сам выбрал, кого спасать, а кого нет. Но зато именно эти тезисы вернули в христианство незамутнённую радость Евангелия. Собственно, sola fide родом из Евангелия от Иоанна, и я писала об этом в прошлой статье. И когда от основных веток протестантизма начали откалываться кучи всяких других христианских течений, они унаследовали именно эту убеждённость: человек спасается верой, и вся полнота знания о Боге есть в Библии. И её нужно читать.
И протестанты её читают.

А в Библии что ни страница: "Не бойся!"
А в Библии только и речи, что о том, как Бог возлюбил мир. Как Бог милостив. Как Он печётся о Своём народе. И что Он назвал нас не рабами, но друзьями (Ин 15:15).
И столько радости от этого. Такой переполняющий свет, такая благодарность и счастье от того факта, что Бог - такой. И как ребёнок, бросаешься Ему навстречу, любящему Отцу, желающему для нас спасения.

Часто говорят, что протестантская вера - это вера детская. Так именно поэтому она и похожа на детскую: в ней радости полные штаны. Послушайте их песни! Песни о Христе. Их хоралы. Их фильмы, где Библия живёт в голове у каждого! Проштудировав Евангелие по тыщще раз, карандашом подчёркивая и выделяя, подписывая и выписывая, каждый раз вновь и вновь встречаясь с Богом на страницах Его книги, протестанты сживаются с Его заповедями. С раннего детства святые слова врезаются им в память. А не слова о том, что нужно восплакать и возрыдать о своих грехах. Вы почитайте Ивана Шмелёва, "Лето Господне". Там Горкин с самого детства внушает парню, что нужно горько вздыхать о своей жизни. И это считается праведным, правильным, православным! И хотя детёныш запоминает только радостный свет православия, этот свет больше ассоциируется с любимыми людьми, с родной страной и утерянными из-за революции обрядами. А вовсе не со Христом.

Да, да, я палюсь: я искренне люблю протестантскую радость и столь же искренне недолюбливаю православный траур. Потому что на самом деле, мы, православные, валяем очень большого дурака.

Мы гораздо богаче протестантов. Православие потому и православие, что оно правильно славит Бога. Потому что, да, конечно, ребята, scriptura, fide - но не sola. Потому что таинство исповеди - реально таинство. Как и таинство причастия не просто воспоминание о Тайной вечере, но постоянное телесное общение с Богом. И монашество - это не излишество и не глупость, но призвание. И именно в монашестве открываются людям такие высоты, какие никогда не откроются ни одному мирянину: просто времени не хватит их в миру открыть. И, конечно, глубина богословия. Православное богословие, вобравшее в себя многотомники творений святых отцов, богато и прекрасно. Это опыт сотен людей, которые смогли достичь того уровня близости к Богу, когда Церковь с уверенностью говорит: они спаслись. И к их мнениям нужно прислушиваться.
Но - акцентирую ваше внимание! - мнениям. Теологумены святых отцов не являются догмами или аксиомами. Это только лишь мнения, с которым мы может (да, можем) не соглашаться. Все люди разные, святые отцы тоже разные, расхватываем, кому какой нравится :)
И со всем этим наследием, со всей этой глубиной, высотой, бесконечностью - мы умудряемся превратить свою жизнь в траурные шествия к Чаше и обратно.

За одним из таких шествий обнаружила себя и я в воскресенье, отмечавшее день памяти преподобного Иоанна Лествичника. Конечно, я не познала за какие-то 9 лет христианства всех глубин Божьего величия. Я часто дурачилась, моя вера всегда больше походила на протестантскую... Но в какой-то момент ко мне пришло осознание, что Господь не только Друг и Отец. Он ещё и Создатель, Творец, Вседержитель и, кхм, Судья. И, помню, как мне тогда стало жутковато. Выёживаться и ребятничать перед Отцом - это одно. Перед Царём - ой другое.
С тех пор я старалась не позволять себе лишнего в общении с Богом, держась на почтительном расстоянии.
А сейчас понимаю, как сглупила. Ведь несмотря на то, что Он Царь и Творец, Ему же слава подобает ныне и присно и вовеки веков, - Он всё равно наш Отец и Друг. И то, что мы можем броситься к Нему в объятья, только ещё сильнее зажигает сердца невероятной радостью и любовью. И детским восторгом.

Почему я потеряла живую связь с Богом? Почему перестала ощущать Его руку на своём плече? Сильно подозреваю, что знаю ответ: я слишком редко стала читать Библию. Никакое "Полное изложение православной веры", никакие утренние и вечерние молитвы не дают того осознания благости и тихой, тёплой Божественной заботы, как слова Священного Писания. Молитвы - это следствие, это то, что само течёт из сердца, когда сердце переполнено любовью. А любовь - от Бога. А Бог для нас, мирских, - в причастии и Евангелии.

Начинается последняя неделя Великого Поста. Путь покаяния, путь усилий, движение к Богу - скоро замрёт, чтобы предоставить Богу завершить то, что мы завершить не в силах. Через неделю нас ждёт Страстная, и это уже Его путь к нам.
Давайте же, пока ещё есть эта неделя, ненавязчиво стырим у протестантов их ключ к радости и внимательно прочтём полные любви строки Евангелия. Чтобы точно знать, к Кому мы идём.


Ну и в качестве бонуса - песенка) Удачной вам недели!

I believe in You,
And nothing less.
I believe in You,
Can't help myself.
You're all the hope,
The reason that I need.

I believe in You,
Just because.
I don't need no one
To prove Your love.
For all that I have seen,
It's easier for me
To believe in You.

Download LeAnn Rimes I Believe In You for free from pleer.com
прекрасная статья))) спасибо! я по началу немного расстроилась:неужели у нас разный Бог...?

Я читала у кого-то из современных священников,что всеобщее настроение одной лишь грусти, скорби и покаяния в русском православии вызвано годами безбожия, когда в сердцах и священников и верующих мирян стало мало места для радости, когда сначала все воспринимали революцию и пр. как кару Божью, а потом (после распада СССР) всех пришедших призывали каяться за годы безбожные и все злые дела. Так вот этот священник пишет, что да, тогда может оно так и было, но сейчас-то все по-другому, давайте больше говорить о любви и милости Божьей к людям, пусть люди из храма выходят счастливые и радостные!!
У нас тоже есть те, кто требует постные морды навесить. Обычно это приверженцы "старого" обряда. Вот кто бы что ни говорил, а взаимосвязь есть.
Ну, кстати, я знаю некоторое количество очень радостных католиков-традиционалистов.))
Юля - не люблю интернет-мемы, но это вот действительно ППКС, и мне так приятно, что не только я одна так думаю. спасибо тебе огромное за этот пост!
Спасибо!
Сегодня вот как раз подумал, как это странно звучит, когда после возгласа "Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще", когда ожидаешь буквально взрыва хорового ликования (да и стихи-то поются соответствующие) вдруг слышишь нечто траурное, никак эмоционально не окрашенное...
Спасибо, это Вы хорошо написали. Согласна, что в нашем Православии постоянный перекос от радости к страху. Но в то же время приведу Вам строки прот. Александра Шмемана, с которыми согласна полностью. Все-таки расслабляться тоже не нужно.

"Люди перестали верить не в Бога или богов, а в гибель, и притом вечную гибель, в ее не только возможность, а и неизбежность и потому - и в спасение. "Серьезность" религии была прежде всего в "серьезности" выбора, ощущавшегося человеком самоочевидным: между гибелью и спасением. Говорят: хорошо, что исчезла религия страха. Как будто это только психология, каприз, а не основное - основной опыт жизни, смотрящейся в смерть. Святые не от страха становились святыми, но и в святости - знали страх Божий. Дешевка современного понимания религии как духовного ширпотреба. Убрали дьявола, потом ад, потом грех - и вот ничего не осталось кроме этого ширпотреба"
А в чем там было возрождение-то? Там было дальнейшее отрицание Предания. Это был раскол в среде латинства.
Вся история протестантизма - история новых ересей и расколов. Засохшие или засыхающие ветки на бесплодной ветви католичества.
Ну, мы, с точки зрения католиков, такая же засыхающая, безнадежно остановившая в развитии ветвь на их древе.
Неправда. Православие или Orthodoxy - это христианский ствол, с неизменным Символом веры, основанным на постановлениях 7-ми Вселенских соборов. Католики изменили Символ (об исхождении Святаго Духа), уклонившись в ересь официально в 1054 году, пребывая в ней и по сей день.

Все протестантские течения - только еретические дробления и расколы внутри ереси латинства.
Ну-ну, зачем так мрачно? Еретики, раскольники, засохшие ветви - вот это все как раз и есть неправда. Жизнь прекрасна, это я вам как Фродо говорю. :-)

Спаси бо
Люблю такие погружения в историю. Кстати встречал такие мнения "я атеист, а церковь для тех кто любит страдать"

Вот за что люблю "своего" батюшку - он всегда призывает радоваться, и этим меня встряхивает ))
Спасбо большое за статью! Сама постоянно размышляю на эту тему!