i believe in coffee

О цветовых влияниях

Три года назад, в достопамятном 2014м, прямо с самолёта из спеющих апельсинами Афин я прилетела на свою вторую работу. Там были бесплатные бутерброды на завтрак, воздушные шарики на 14 февраля, и это всё, что мне запомнилось хорошего о том месте.

Зато ещё запомнился день, когда я изгрызла большой палец правой руки настолько до крови, что пришлось идти и покупать пластырь. В упаковке пластырного ассорти был неожиданный, детский. И он оказался яркого-яркого жёлтого цвета.

Все началось с красных кроссовок. Я нашел их на дне сумки. Сумка для хранения личных вещей — так это называется. Только никаких личных вещей там не бывает. Пара вафельных полотенец, стопка носовых платков и грязное белье. Все как у всех. Все сумки, полотенца, носки и трусы одинаковые, чтобы никому не было обидно.

Кроссовки я нашел случайно, я давно забыл о них. Старый подарок, уж и не вспомнить чей, из прошлой жизни. Ярко-красные, запакованные в блестящий пакет, с полосатой, как леденец, подошвой. Я разорвал упаковку, погладил огненные шнурки и быстро переобулся. Ноги приобрели странный вид. Какой-то непривычно ходячий. Я и забыл, что они могут быть такими.

(c)

Я глядела на пластырь весь день и очень расстроилась, когда его пришлось снять.
Зайти что ли в аптеку...