?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Я уже неоднократно писала про книги Эриха Фромма. С его творением "Бегство от свободы" у меня сложились какие-то особые отношения. Книга, в общем-то, совсем маленькая. И не сказать, чтобы тяжело написана. Но читала я её долгие месяца три. Первую половину заглотила залпом ещё в октябре - и застряла.
Но дальше началось самое интересное. Потому что каждый раз, снова чувствуя в себе силы открыть её, я на первых же срочках находила ответ на самый актуальный в тот момент вопрос. Книга как будто ждала, когда я дорасту до этого вопроса, чтобы снова вступить со мной в диалог.

Вообще, читала я её не просто так. Мне предстоит написать курсовую на эпическую тему "Категория свободы в психологических теориях и исследованиях". Фромм был одним из первых, кто вообще решил рассуждать о свободе в рамках психологии. До него это было скорее философией.

Сейчас тоже про свободу чаще рассуждают философы, богословы да юристы. В то же время, мне всегда было понятно, что изучение человеческого восприятия свободы с психологической точки зрения не только возможно, но и необходимо.

Основная идея Фромма высказана в первой же главе книги и многократно повторяется позже: ...человек перерастает свое первоначальное единство с природой и с остальными людьми, человек становится "индивидом" - и чем дальше заходит этот процесс, тем категоричнее альтернатива, встающая перед человеком. Он должен суметь воссоединиться с миром в спонтанности любви и творческого труда или найти себе какую-то опору с помощью таких связей с этим миром, которые уничтожают его свободу и индивидуальность.
То есть, либо прогресс и свобода в спонтанности, любви и творчестве - либо регресс с сопутствующим растворением в толпе и ожиданиях других людей ("все так делают", "я что, самый умный", "лучше с ним(и), чем одной" и так далее). Второе, понятное дело, - предательство себя, своего пути и предназначения на этой земле.

Человеческое существование и свобода с самого начала неразделимы, - пишет Фромм. То есть, свобода - это явление исключительно человеческое.
О чём мы говорим, когда пытаемся определиться с понятием? Что мы изучаем вообще?

Есть несколько устоявшихся категорий, типа "свобода от" и "свобода для". Мне интуитивно понятно, что эти два "множества" пересекаются, но не совпадают и не включаются одно в другое. (Мне-то интуитивно понятно, но в курсовой так не напишешь, придётся искать аргументы) То есть, "свобода от" часто необходима, чтобы была "свобода для". "Свобода для", тем не менее, возможно и без частных случаев "свободы от". Простой пример. Можно сидеть взаперти (то есть, быть лишённым "свободы от" пленения), но именно эти условия способствуют развитию внутренней "свободы для" творческого мышления и всяческой философии. Я сейчас думаю про другого психолога, Виктора Франкла. Он провёл несколько лет в концлагере (лишение "свободы от"), но именно там доработал свою концепцию, позже ставшую отдельным течением в психологии (то есть, вычистил там пространство "свободы для").

Видите, какая каша у меня получается при попытках говорить о свободе?

У Фромма всё получается сильно лучше.
Он, аккуратно относясь к Фрейду, тем не менее тычет в извечный фрейдовский цинизм и неумение видеть в человеке человека. Фрейд, - пишет он, - всегда рассматривает человека в его отношениях с другими, но эти отношения представляются ему аналогичными тем экономическим отношениям, какие характерны для капиталистического общества. Каждый работает для себя, сам по себе, на свой риск и - первоначально - вне сотрудничества с остальными. Но он не Робинзон Крузо; ему эти остальные необходимы как покупатели, рабочие или работодатели; он должен покупать и продавать, давать и брать. Эти отношения регулируются рынком, идет ли речь о товарах или о рабочей силе. Таким образом, индивид, первоначально одинокий, входит в экономические отношения с другими людьми для достижения лишь одной цели - продать или купить.
Сам Фромм, разумеется, понимает, что человеческие отношения - отношения не рыночные. Это не про подавление себя и своих биологических потребностей ради частичного их удовлетворения. Общество не палач, сковывающий человеческую природу. Общество, социум - это полигон личностного роста, развития и максимального раскрытия собственного потенциала.

Есть в психологии такие понятия как онтогенез и филогенез. Первое - про развитие одного человека от рождения и до смерти. Второе - про развитие всего общества в целом.
Например. В подростковом возрасте детишки сбиваются в стаи, с вожаком, иерархией, правилами, традициями общими для всех, и общими целями. Потом, при благоприятном развитии ситуации, приходит понимание, что вожак вожаком, традиции традициями, но вот лично я могу пойти и достичь чего-то большего, чем тот же самый вожак. Могу, да, вполне. И человек выходит из стаи, потому что у него появляются свои собственные цели. Иерархия для этого человека теряет свой смысл, его социальная роль становится иной, чем была. Ура-ура, это человек в своём онтогенезе вышел из подросткового возраста.

А теперь взглянем на филогенетическое развитие. То есть, на развитие общества. Именно этим занимается Фромм на протяжении нескольких глав, рассматривая переход социального развития от Средневековья к Новому времени. Эпохе Возрождения и Реформации. Средневековье - время чёткой иерархии, структуры, каждый на своём месте в своём сословии, каждый знает, чем он занимается, социальные роли вызубрены назубок. С вождями, пастырями, традициями. Общество в типичном подростковом возрасте. Но оно постепенно начинает взрослеть - и это выливается в разрушение той чёткости в структуре иерархии.

Впрочем, я бы не обольщалась, пытаясь сказать, что мир вышел из подросткового возраста. Он пытается. Сильно пытается. Количество всемирного опыта, накопленное человечеством, качественно сказалось на филогенезе. Но пока - кто из нас не сталкивается в жизни с типичными проявлениями Средневековья в его нелучшем виде, без идеализаций? "У вас тут как будто Средневековье!" - редко является комплиментом.

Почему общество раз за разом стремится скатиться туда, в иерархию, где есть батюшка-царь/великий вождь/мудрый предводитель/подставитьнужное?

Так вот Фромм, как я видела из книги, рассказывает о том, что главный ужас, заставляющий человечество раз за разом стремиться обратно, туда, в безопасное лоно иерархии и безусловного подчинения - это ужас свободы.

Всё это, кстати, шикарно прослеживается на примере Церкви.
Помните, сколько раз я писала сама и цитировала Дашу la_cruz о противопоставлении Ветхого Завета и Нового Завета? Ветхий Завет с его тьмой заповедей, с целой кучей обрядов, ритуалистики, иерархии… и колоссальная свобода Нового Завета, когда заповедь одна, и это заповедь любви. Что лично я вижу в реальности? Я вижу, как огромное количество людей раз за разом уходит в ветхозаветные реалии заповедей, безусловности авторитетов священников, неприкосновенности текстов, названных священными, и максимального подчинения, которое называется словом "послушание" и ещё словом "смирение". Я прекрасно знаю православных, которые так себя не ведут. Точно так же, как я знаю офисных работников, не являющихся офисным планктоном даже там, где офис является плантацией по его, планктону, разведению. Но для меня это значит, что эти конкретные люди в своём онтогенезе ушли в развитии дальше, чем та группа, в которой они оказались, - в своём филогенезе. Простите за выражения.
Я сейчас не хочу и не буду критиковать ни общество, ни Церковь, ни сложившуюся ситуацию. В этом, в моём исполнении, нет никакого смысла.

Потому что единственное, что толкает людей в обратную сторону в филогенезе - это страх свободы, который одновременно является ощущением опасности и, в конечном счёте, страхом одиночества.

Продолжение следует.

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Powered by LiveJournal.com