christian

Вера есть? А если найду?

Мне кажется, нашей «народной» религии не хватило Реформации. Не было костров эпохи Возрождения, конечно, но не было и вот этого переломного: «Ребята, вы уже спасены жертвой Христа! Не верьте попам, узурпировавшим власть отпускать грехи! Идите и читайте Библию, думайте своей головой и делайте добро». По заповедям, которые прочтёте в первоисточнике, а не в толкованиях толкований.

Сама по себе сентенция революционная, а значит, крайность и вообще перебор. Но такого рода переборы – это маятник в противоположную сторону. Он перестаёт, прилипнув, висеть на одном полюсе, качается в противоположный, сметая и круша всё на своём пути, а потом рискует стабилизироваться в куда более гармоничной и ближней к истине точке.

Не было в русском православии Реформации. Не было момента возвращения человеку его личной ответственности – и свободы как неотъемлемого продолжения ответственности.
Поэтому общество пропитано культом чувства вины. Там, где нет понимания границ ответственности и свободы, всегда есть вот это мерзкое «я в ответе за всё, значит, я виноват, если что-то не так». А что-то всегда будет не так, мы не в Эдеме.
Чувство вины и его второе лицо – осуждение – живут в каждой чёрточке каждого дня. Как бы что ни вышло, отвечать же придётся.

Нет этого в «просвещённой Европе». Не знаю, замечали ли вы, какой «там, у них» спокойствие? Ну очередь. Ну встанет кто-нибудь впереди. Всем хватит. Ну оделся странно. Ну задал не тот вопрос. Не осудят.
Это осознание, что не осудят, что с тобой всё в порядке, презумпция невиновности и уверенность, что ты можешь сам влиять на события своей жизни, создают потрясающую атмосферу, чарующую и вообще-то естественную.

Нервозность, царящая на улицах Москвы, после спокойного доброжелательного Лондона сражает. Все бегут, все стремятся первыми: протолкаться через турникеты, прибежать и втиснуться в закрывающиеся двери поезда, оттолкнуть, отпихнуть, не пропустить!..
Откуда это?
Опоздаю. На минуту опоздаю! Приду на две минуты позже, не могу же я допустить, чтобы кто-то подумал, что я...
Но помилуйте, какая разница, кто и что подумает? Две минуты - интервал между поездами МЦК в утренние часы! Что решают две минуты?
Если я не успею, я неудачник.
Если я опоздаю, начальство может подумать, что халатно отношусь к работе, и меня уволят, я останусь без денег, мои дети умрут от голода...

Правда, бред? Две минуты постоять на станции, чтобы спокойно, без истерического бега и запрыгивания в уходящий поезд просто доехать до работы. Но идеология вины и осуждения, страх, что сочтут лузером, страх, что обвинят, а я не смогу отстоять себя.

Отстаивать себя и свои права можно только тогда, когда знаешь, какие именно права и обязанности – твои. Когда можешь сослаться на них и потребовать уважения. И получить его.
Общество, которое выросло в полярности «абсолютная ответственность – абсолютная безответственность», не понимает этого, не может это вместить. Царь-батюшка у нас бедный, просто ничего не знает, поэтому ответственности не несёт. А вся ответственность на злых боярах, которые царя дурят. Поэтому будем осуждать бояр, друг друга и утопать в чувстве вины, когда кто-то осуждающий придёт и начнёт тыкать пальцем в нас.

На чём основана такая идеология? На религии. Именно религия, взявшая идею из какой-то веры и кастомизировавшая под менталитет народа, является вместилищем ценностей, базисом, коренными установками, лежащими в основе народного сознания.
Русское православие щедро вместило в себя языческие традиции славян (как католичество - языческие традиции принявших его народов) и легло на почву чувства вины и осуждения с призывами каяться, прямо всегда, везде и погорше.
Никогда, никогда не будет «достаточно». Не веруешь? Ах ты окаянный! Веруешь? Почему не в на исповеди! На исповедь ходишь? А почему так редко! Как в анекдоте про гопников: Банку колы открой! Открыл? А теперь закрой!

Осуждение всегда найдёт, к чему прикопаться. А чувство вины всегда примет на свой счёт и отразит на следующего первого попавшегося виноватого.

Конечно, это не о всех православных. Среди моих знакомых православных такого безобразия почти не встречается – но я просто очень везуча на друзей.
Определяющее же большинство, как на выборах, очевидным образом задаёт микроклимат и темп развития. А поскольку темп и климат задавались на протяжении веков, имеем культуру, полностью пропитанную смертным грехом осуждения и вины.

Формируется вся эта кутерьма, как здоровая, так и грешная, в возрасте с 2 до 4 лет. Родители по идее должны научить ребёнка, что есть время для его решений и есть время соблюдать правила, то есть, свобода и ответственность. Что у следствия есть причина, иногда ребёнок за неё в ответе, а иногда нет. Что есть границы, которые можно и нужно защищать, а есть чужие границы, за которые тебя имеют полное право не пустить.
По факту же чаще всего случается два вида перекосов: люди, которые винят себя за всё на свете, и люди, которые винят во всём только других. Люди, слепо преданные всем установленным правилам и условностям, и люди, чихающие на все правила. И то, и другое про незнание о границах ответственности и свободы. Незнание, что они бывают.
Я немного писала об этом, а подробно можно говорить долго.

Реформация вспыхнула, когда накопилось достаточное количество людей, сказавших: хватит. Освобождая нас от ответственности, вы отнимаете нашу свободу. Да, пусть не будет индульгенций, но зато я буду чувствовать себя хозяином своей жизни, другом Божьим, а не рабом, приходящим за подаянием. Я буду ходить в Церковь, чтобы радоваться общению с Богом, а не чтобы плакать о своём несоответствии некому сформулированному обществом идеалу. Я буду созидать, а не унывать.

Православие отсиделось. В революцию 1917 года маятник, конечно, качнулся, но качнулся к атеизму, вылившемуся в культ предков и пантеизм (а так же в приметы, суеверия и прочее народное). Реформации как обновления ценностной базы, как подросткового возраста религии у православия в России не было. И не было взросления народа как целого, не было осознания личной ответственности, не случилось - по-прежнему в ответе за всё у нас не я сам, а государство, попы, судьба и "так получилось".

Конечно, есть люди, которые, несмотря на подавляющее большинство, не подавляются.
Болезненно, по одиночке, кто легче, кто труднее – мы выкарабкиваемся из болота вины и осуждения, религией поддерживаемых, но не ограничивающихся.

Время Реформации прошло.
Но никогда не поздно стать немножко взрослее, свободнее
и счастливее.


Юля, спасибо!!!
Попробуем подойти с позиций презумпции невиновности.
2-3 минуты, выигранных запрыгиванием в поезд, легко могут превратиться в 10-15 минут, которые не нужно будет простоять на остановке у выхода из метро в ожидании следующего автобуса. Или в то, что в маршрутке можно будеть сидеть, а не стоять на ступеньке, упираясь носом в поясницу пассажиру ступенькой выше :)
Или ты успеешь на электричку, которая ходит 4 раза в день!
Понравилось, можно я еще Вас почитаю?
Я за личную ответственность, но 2 минуты иногда и правда решают многое.
К сожалению, я вот такой человек чуть что проваливаюсь в чувство вины, даже там где нет моей вины и быть не может, всё равно ощущаю ((
Туго у нас как-то с границами и свободами, на мой взгляд, только голову чуть поднимешь и плечи расправишь, рааааз и прилетит "ты должна!!", а самое жуткое, когда такое "прилетает" изнутри себя.
Именно.
В моменты, когда расправляешь плечи, а тебе прилетает "ты должна!!" очень важно иметь как минимум две вещи:
1) ресурс внутри себя
2) группу поддержки

Ресурс внутри себя - это любой позитивный опыт, как ты справлялась с подобными ситуациями. Если нет такого, то любой позитивный опыт, как кто-то другой справлялся с подобными ситуациями.
"Я смогла тогда - я смогу и сейчас!"
"Он смог - и я смогу!"
Меня иногда, когда был совсем финиш, выручала мысль: "Никого не знаю, кто бы с таким справился. Ну что ж, я буду первой".

А группа поддержки - это друзья и любые близкие люди, которые будут готовы подтвердить: да, ты можешь. Ты имеешь право лажать. Ты имеешь право на собственные границы. Ты имеешь право на альтруизм - и имеешь право не давать того, чего от тебя требуют, если не хочешь этого. Ты имеешь право действовать, зная о последствиях своих поступков.
Ты имеешь право жить)
Интересное наблюдение, про роль Реформации и вообще. (Я сам за границей на такие детали не обращал внимания.)

Читая, узнаю себя. Неоднократно бывало, что, выбирая между вариантами маршрута А и Б, из которых А на несколько минут длиннее, но в перспективе в течение дня принесёт больше пользы, я останавливался на маршруте Б из-за страхов, связанных с опозданием в варианте А на сколько-то минут.

Но почему ты считаешь, что время Реформации прошло?
У меня ведь всё через призму христианства.
Даже трудно себе представить тебя в такой ситуации. Но тогда - коллега, жму руку.
Время европейской Реформации точно прошло) Время какой-то ещё... ох и не знаю.
А что ты подразумеваешь под Реформацией, что спрашиваешь про её время?
Хм. Мне вот сложно сформулировать, но стиль текста ощущается очень нехарактерным для тебя. Как будто действительно статья для портала, а не запись в ЖЖ)

Как обычно, не со всем согласен, но прочитал с большим интересом) Да, с доброжелательностью и безмятежностью у нас всё плохо, а с уверенностью и готовностью, что всё плохо — слишком хорошо.
Последнее предложение очень точное!)

Про стиль текста воспринимаю как сильный комплимент)
По-моему, православным еще в большей степени не хватило Возрождения.

Есть известный анекдот "замуж, дура, срочно замуж", про деву, читающую монографию Мейендорфа о варлаамитско-паламитской полемике :) Так вот Мейендорф считал, что именно победа паламитов в этой полемике середины 14 века предотвратила православное Возрождение. (О том же писал и Лосев, хотя его оценки Возрождения как такового, мягко говоря, своеобразны.)
Паламитская традиция, попав на русскую почву, породила великих святых, которыми Православная церковь справедливо гордится. Но эти святые в основном безмолвны. А рецепция Возрождения... трагическая судьба Максима Грека наглядно показывает, насколько она не удалась.
Почему я считаю, что это важно? Возрождение, в том смысле, в котором я о нем сейчас говорю - книжная культура, где образование является величайшей ценностью, притом в обязательном порядке сопряженная с критическим отношением к любому написанному слову. Когда рецепция Возрождения произошла, человек обретает способность ориентироваться в письменной культуре совершенно свободно, как в естественной среде, решая своим умом, что ему сейчас нужно, что ненужно, где правда, где неправда, и самостоятельно выверяя дистанцию от источников этой культуры.
И вот тут уже начинается в том числе и Реформация, в которой церковная традиция на самом деле есть, но она критическая, и привела к таким великим богословам, как Барт и Бультман. Да и Тридентская реформа Католической церкви была Реформацией катализирована, и 2-го Ватиканского собора без нее бы не было. В конечном счете это тренировка способности к разумной рефлексии - и коллективной, и личной.
Рискну добавить, что для человека культурная среда является естественной средой обитания ровно в такой же мере, как для любого животного или растения - среда физическая. Возрождение увеличивает число степеней свободы, позволяющих ориентироваться в этой среде. Добавляет сенсорных модальностей. Культура, где рецепция Возрождения не произошла, гораздо больше рискует невольно забрести на какие-нибудь "кривые глухие окольные тропы", и оттуда фаворский свет, любимый Паламой, уже не выведет.
Опять же, рискну сказать, что православная мысль 20-го века (Трубецкие, Булгаков, Флоренский, Федотов, Мень, Чистяков) в значительной мере была догоняющей рецепцией Возрождения. Запоздалой, потому что катастрофа уже успела произойти.
А сейчас, кажется, Православная церковь на распутье. Лично знаю людей, убежденных, что Православие - религия будущего, что у него еще все впереди.

Edited at 2018-05-13 02:33 am (UTC)
Мне кажется, революция оказалась куда страшнее, чем отсутствие реформации.
До революции была и ответственность, и самостоятельность перед лицом Бога, и, кстати, русский протестантизм, который жив до сих пор и очень эффективен.
Но та бесовщина (в отрицательном смысле), которую навязали народу "лучшие люди города", дезориентированные, больные, малоосведомленные и патологически заботливые, поломала все. Все самое худшее, что было в православии, осталось и было приумножено, а Бога вымели вон.
Тот факт, что сегодня казенное православие функционирует так же, как функционировал коммунизм, неслучайно и закономерно. Это буквально "религия вины" - только теперь в том смысле, что вместо Бога Воспитатель (Государство), а все - дети в детском саду, которых надо пороть (в моем детстве это называлось "дать витамина"), а пока они ничего не совершили, ругать. Ну, и еда должна быть плохая.