christian

О начальствах

Всё, написанное ниже, является личным мнением.

Мне хочется рассказать одну историю, имевшую место в 2009 году.
Патриарх Алексий II, проведя Церковь через многообразие 90-х и 00-х, отошёл ко Господу, и в Церкви встал вопрос об избрании нового Патриарха.
Я в ту пору только-только воцерковилась толком, ходила на службы, подпевала на клиросе, много читала, общалась с православной молодёжью, слушала лекции Андрея Кураева.
В одной из лекций, совсем не помню, в какой, отец Андрей говорил о грядущем выборе Патриарха и о том, что подход к этому выбору может быть разным. Что епископы, перед которыми этот выбор будет, люди умные, опытные, знающие, понимающие. И поэтому всем ясно: выбираем – мы, но ставит – Бог.
Дальше отец Андрей говорил много хороших слов про митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла :) Он говорил, что в то время, которое есть сейчас, Церкви нужен миссионер и политик. Что другие кандидаты (кто там претендовал ещё?.. митрополит Иоанн?..), конечно же, обладают своими важными качествами и со всех сторон прекрасны, но что ему, Андрею Кураеву, видится необходимость активной политической позиции Патриарха в той бешеной гонке всего, которая разворачивается в мире.

Я думала обо всём этом уже потом, когда начала не только слушать, читать и вникать, но ещё и думать самостоятельно.

Мы имеем то начальство, которое здесь и сейчас для выполнения конкретных задач. Выполнения нами. Выполнения глобально.
Задачей коллектива на конкретный момент времени может быть вовсе не то, ради чего коллектив собрался.
Задачей Церкви на отрезке времени в глазах Бога может быть вовсе не молитва-пост-святость, то есть, дух и наполнение. А восстановление крепкой структуры. Без структуры дух улетит и развеется. Смысл Церкви развеется вместе с ним.
Потом, после восстановления структуры, можно будет выцарапывать из закромов импровизацию святости.

Задачей рабочего коллектива может быть не выполнение привычных задач привычным способом, который работал много лет до этого. А переоценка ценностей, переструктурирование мышления, перестановка приоритетов. Даже если это ведёт к странным на пкрвый взгляд последствиям, дискредитации и коллективному недоумению. Следующим, следующим шагом будет складывающийся и защёлкивающийся верными цветами кубик Рубика.

Но для этого нужно воспринять текущий момент как истинный. Мы дёргаемся, ругаемся, жалуемся, что «почему так, раньше было лучше, всё работало, а сейчас перестало работать!» Но ведь на самом деле (о эти коварные слова «на самом деле») сам факт смены руководства всегда означает только одно: система уже изменилась. Эгрегор уже выжал предыдущего руководителя из своей епархии. Перемены уже начались.

Переменам можно сопротивляться. Можно пытаться вернуть всё на круги своя, как было. Тратить на это время, силы.
Можно посмотреть на всё отстранённо и задаться вопросом: а меня эта структура, этот эгрегор ещё держит? Или мне пора – вслед за ушедшим?
А можно, если ответ на предыдущее не засветился в голове неоновыми буквами «ДА» ещё до того, как был договорён вопрос,
вспомнить о том, что всё происходящее всегда происходит к лучшему. Через шаг. Через два шага. Через долгий путь к Ородруину или поиски седьмого крестража. И, да, сейчас трудно. Но трудно – потому что непривычно, а не потому, что неправильно.

Божья воля – восхитительная штука. Кто-то когда-то писал, что нет Божьей воли на горе и зло. Но Его воля о том, что любое горе и любое зло, кармическими хлыстами грехов ударяющее по человеку, было залечено и использовано на благо, для роста и для счастья.
Это можно игнорировать, в общем-то. Многие так и делают. Но если к каждой боли относиться как к трамплину в новое и прекрасное, то не удивляешься, когда так оно и оказывается. И глубокие изломы прорастают цветущими садами, инкрустируются и обретают иную форму.

Бог благословляет и попускает. И всё, что лично я всегда могу сделать, – это помолиться:
Господи! Благослови и попусти в моей жизни случиться всё, что будет созвучно Твоей воле обо мне. Для роста тех талантов, что Ты дал мне, для раскрытия моего предназначения в жизни, для исполнения Твоей Любви в мире и во славу Твою.

Всё, что я действительно могу изменить в этом мире – себя. Остальное меняется автоматически.
Чем выше человек по лестнице к руководящим постам, тем выше его влияние на изменение других людей. Но по большому счёту, не он их меняет. Меняется эгрегор, дух коллектива, «обстановка», «атмосфера», называйте как хотите – но от того, кто стоит на верхушке, напрямую зависит структура.
А того, кто на верхушке, благословляет (или попускает) Бог. Зачем? Для того, чтобы мы стали иными. Для того, чтобы в заданных обстоятельствах мы могли взглянуть на мир иначе, найти в себе новые ресурсы, силы, таланты, призвания, счастье.

Оно ведь всё для этого.
Чтобы было интересно – и счастливо.

Текст, как обычно, вырвался у меня из рук и потёк своими путями. И я теперь откровенно не знаю, чем его закончить.

Весной 2009 года был избран и интронизирован Патриарх Кирилл.
Светило солнце. В мае 2009 я была на встрече Кирилла с православной молодёжью на Измайловском стадионе. Ковровая дорожка, по которой выходили все священнослужители, шла в двух метрах от моего места. Так получилось. Патриарх прошёл в двух метрах от меня, живой и настоящий.
У меня всегда было странное ощущение, что любое руководство – это живые, настоящие люди. Которым иногда просто нужно принятие.

***

Принятие мира таким, какой он есть, есть трезвость.
А трезвость, как известно, высшая добродетель монаха. Она позволяет жить, исходя из реального положения вещей, не тратя время на спор с реальностью.

Будем трезвы, дорогие.
Два дня до Поста.


Всё круто, только Кирилл был Смоленским и Калининградским митрополитом)
Хм. Интересная оговорка с моей стороны.
Спасибо, сейчас поправлю!