coffee-default

Малосвязные философские записки на тему истины, религии и как оно теперь вообще

В голове роится сотня мыслей (и не одна), в сердце рвёт астрал сотня чувств (и тоже не одна), у меня подготовка к двум экзаменам и работа, а я сижу и пишу пост в жж.

Трудно. Всю неделю сильно изо всех щелей сквозит христианство. Постоянные флешбеки, постоянно попадаются какие-то штуки, которые заставляют скучать. Но только не по христианству как по стилю мысли и духовному пути, а по христианству как по стилю быта, как месту, где уютно, где красиво, где много больших умных людей, и можно расслабиться, не думать и не работать самой: всё сделают за тебя.
Сегодня мельком увидела по телевизору новостной сюжет, где показывали обрывок обряда венчания. До этого — сюжеты про католических священников, болеющих за какой-то там футбол. Ещё до этого пообщалась с одной своей очень давней знакомой, проронившей фразу "Мне в православии уютно".
Вашу мать, конечно, в православии уютно! А ещё там красиво, а ещё там богатейшая апологетика, вкуснейшие обряды, культура, традиции, христианство — это вообще бэк, идеология полутора веков истории, сейчас почти ВСЁ несёт в себе частицу христианства.

Сказать, что меня тянет назад… нет. Я смутно тоскую по тому, как мне было тогда хорошо. Но сейчас так уже не будет, и я это знаю. Фарш невозможно провернуть назад, обратно к маме в живот не забраться.
И это так грустно(
Меня как-то особенно сильно именно сейчас накрывает тоской, что "так больше не будет".
И, чёрт возьми, как это мотивирует жить каждую секунду — ведь так тоже больше никогда не будет!
Но пока получается не всегда и не очень)

Ходила на неделе в Сретенский. Так вышло. Я собиралась за чётками в "Железный Феникс", а он оказался только с полудня. Ну меня и привело в привычное местечко.
Зашла, пообщалась. Никакого неприятия, "выталкивания". Странно было бы ожидать такого, конечно, но всё же.
В старом храме, который я очень люблю, в котором прошли самые прекрасные литургии моего христианства, было тепло и спокойно. Рядом чувствовалось присутствие Сигюн. Я уже один раз заходила в храм, позвав её с собой, обратившись к ней. И она была рядом. В каком-то смысле, защищая. Не от Христа, пожалуй, но от христианского эгрегора, от которого вполне могло прилететь.
Потом я сходила в новый храм, который, оказывается, открыли. Храм большой, ооочень красивый, просто очень, в традициях, и в то же время со всевозможными новациями. Всё-таки Сретенский монастырь прекрасен.
Правда, посвящён храм не только воскресению, но и собору новомучеников. А вот к новомученикам я отношусь сложно весьма. У меня был дикий период, длиной два года, когда в 11 классе я топила за веру, царя и отечество, обмирала от образа царя Николая II, пела песни про белых офицеров и слушала Жанну Бичевскую. От всего этого был прок, потому что там же, где я скачивала песни Жанны Бичевской, нашёлся архив с лекциями Кураева. Которые вернули мне панель управления мозгом.
Но с тех пор новомученики, как и святые XIX века, со мной не очень рифмуются. Это не моя сказка. Моей оказалось Средневековье, с Франческо, Яном Непомуцким и Сергием Радонежским. Вот Сергий, по ощущениям возле иконы, был мне рад. Но я чувствовала странный взгляд в спину и, обернувшись, увидела Серафима Саровского. Вот уж кто рад мне не был. Впрочем, с ним у меня точно так же не было взаимопонимания, как с Матроной Московской, например. Простая духовность в стиле "я много знаю, поэтому могу верить как бретонский крестьянин. Если бы я знал ещё больше, верил бы как бретонская крестьянка" (с)Луи Пастер — никогда не была моей сильной стороной.

Короче, храм очень красивый, хотя пока довольно пустой энергетически, ненамоленный же пока.
Побродила, постояла в центре под главным куполом, попробовала почувствовать энергетику. Такое ощущение, что с меня посмывало защиты, и так странно установленные.
Но в целом, никакой враждебности эгрегора. То ли меня пока настолько легко затянуть обратно, что не воспринимают, как что-то пришлое, то ли я тупо пока всё ещё частично там. "Заходи, мол, по-свойски".
Не то чтобы меня это бесило или заставляло как-то яро рвать. Яро рвать с прошлым вообще не мой метод, потому что очень многое можно лишнее отрезать. Но осознание, что тот Бог, с которым я общалась более десяти лет, — это один из богов, и остальные не демоны, а тоже вообще-то боги, — не развидеть.

Можно всё упростить. Совсем упростить. "Есть Христос, и есть всё остальное. Если ты перестаёшь верить в Христа и Евангелие, то твоя душа автоматически во тьме, ты автоматически уже пал и тебе уготован ад". Не православный подход, да, но тоже точка зрения. /забавно рассуждать о вселенских масштабах, попивая манговый йогурт и треская ротфронтовские батончики/ Так вот, о чём бишь я. А, да. В этом случае мы получаем, что неважно, кто что думает, если этот кто думает это что за пределами христианства. Есть сияющая истина и есть темнейшая ложь. Градаций нет.
Мой опыт, психологическое образование и здравый смысл говорят в один голос, что подобная позиция очень свойственна человеку подросткового возраста, но вообще мир сложнее. Увы. Или ура. Для меня скорее ура всё-таки.
Даже дважды два четыре только условно. Даже программа не может быть просто работающей или не работающей, тестеры подтвердят. Впрочем, я ухожу в демагогию, дискуссию с внутренним оппонентом и исключительно ментальный план.

Жизнь сложнее, шире и богаче ментального плана. Смерть, кстати, тоже.
Поэтому позиция "есть истина, и она у нас, а у остальных ложь" перестала в меня вмещаться в 2010 году. Тогда во мне боролись установка Евангелия о любви к ближнему и установка христианства, озвученная в предыдущем предложении. Принимая другого человека, целиком и полностью, я принимаю его право на собственный выбор. Принимая другого человека, целиком и полностью, я принимаю его выбор не-моей точки зрения. И это автоматически исключает позицию правда-ложь. Потому что правда и ложь являются оценочными суждениями. И если я оцениваю нечто, как ложь, это значит, что я не принимаю это.
Люби грешника, ненавидь грех, — проповедует христианство.
Ненавидь грех.
Что это значит? Что есть грех, с православной точки зрения? Грех, от греческого ἁμάρτημα, ἁμαρτία есть "промах". Грех есть отсутствие любви, замена её чем-то другим, что любовью не является. Ненавидь грех — отказывайся совершать действие, не являющееся любовью.
Кто есть грешник, с православной точки зрения? Грешник — это человек, выбирающий совершать действия, не являющиеся любовью. Например, я. Если Бог есть Любовь, а непоклонение Богу есть действие, любовью не являющееся, то язычество — это грех, а язычник — грешник. Дальше мысли разбегаются, потому что "Хэй, наш Бог есть любовь, говорили, проливая кровь, нам безбожники крестового похода" (с) — это уже классика, но сейчас не об этом. Как я уже выяснила, мир сложнее.
Итак, берём меня как пример. Люби грешника, ненавидь грех. Люби того, кто делает выбор, но не принимай его выбор? Ой и многое же из этого следует. Люби того, кто делает выбор, но если этот выбор греховный, то сам не выбирай так же? Но если я принимаю человека, то я принимаю его с самим его выбором и последствиями его выбора. И даже если я действую по-своему, я принимаю возможность действовать иначе. И это автоматически исключает позицию "абсолютная истина-абсолютная ложь", поскольку истина становится относительной. И грех — тоже становится относительным. Грех — это то, что для меня сейчас не является поступком любви.

Но погодите. Христианство тоже даёт определение, что есть грех, а что не грех. И, конечно, что такое любовь.
Вспоминаем канон: "Бог есть любовь"(1Иоан 4:16), "Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь" (Ин 14:6). Дальше, если покопаться в посланиях Павла, наверняка можно откопать что-нибудь про непринадлежность к Цекрви как непричастность к Богу, но мне откровенно лень. Если кто-то найдёт, буду признательна. Но и так ясно: Церковь очень быстро отождествила себя с Богом, а значит, с Истиной и Жизнью. Это логично, это вполне в традиции любой традиции: земная структура так или иначе наделяется свойствами того смысла, который она вмещает. Иначе нафига она вообще.
Поэтому жизнь - в Церкви, истина - в Церкви. И путь только в Церкви. И любовь тоже.
Так, стоп. Любовь может быть только в границах Церкви?
Эмм. Ноуп.

Это тот момент, с которого всё и начинается. Если любить могут только христиане, то это бред, и каждый из нас это знает на эмпирическом опыте. Речь не о гормонах, речь о природной сути человека. Ну нет, ну не бывает так, что христиане знают, что такое любовь, а остальные — нет. Это чушь, и этот факт не требует доказательств. А если кому-то требует, я подскажу адрес.
После того, как все любители доказательства очевидного пойдут по адресу, можно говорить о градациях: высшая степень любви, наиболее объемлющие её проявления доступны только христианам, например.
Да, так больше похоже на правду. С учётом того, что христианство вообще про "верхи", про ценностный уровень, и если строить параллели с моей любимой системой семи чакр, то это сердечная и коронная, как мне чувствуется (тут можно ещё думать) — да, христианству свойственно открывать офигенные пространства любви, принятия, света.
Но если мы принимаем постулат, что христианам доступны "высшие уровни любви", то в любом случае другие-то уровни открыты и не только христианам. А поскольку ставится знак равенства между Любовью, Жизнью и, внимание, Истиной, то это значит, что истина, как и любовь, доступна не только христианам. И жизнь - тоже.

Для меня всегда было довольно очевидно, что истина существует. Истина — это то, как оно всё на самом деле, во всей его бесконечности вариантов с точки зрения самого внешнего из всех возможных и невозможных наблюдателей. Но и постулат "истины не существует" в какой-то момент стал очень важным, потому что и это тоже истина. Я обожаю как концепт теорию относительности, теорию корпускулярно-волнового дуализма и вот эти все такие милые теории, которые взрывают мозг, и это их главное предназначение, по-моему. Они учат тому, что мир не только сложнее, но ещё и проще. И что нужно не только усложнять, но и упрощать.

И можно написать ещё три раза по столько же, сколько я уже написала за эти три часа, но по факту каждый из нас руководствуется не длинными рассуждениями, а простым выбором: мне это нравится, а это нет. Сначала это определяется жизненными травмами, полученными в детстве и наслоенными позже, — и искорёженной волей. Чем дольше прорабатываешь и лечишь свои травмы, тем сильнее контакт с собственной глубинной свободной волей. Начинаешь различать, чего хотят (очень аргументированно) травмы, а чего хочешь — просто так, без аргументов, — ты сам.

В этот момент личным, относительно себя, грехом становится поступать так, как не нравится, потому что именно это становится поступком нелюбви, нежизни. И рождает нелюбовь, и ведёт к нежизни.
Любовью же и истиной становится тот самый пресловутый поток. Когда тебе нравится, и ты делаешь так. И это ведёт к ещё большей любви, и истине, и жизни. И жизни с избытком.

Умение честно опираться на этот принцип во всём, пожалуй, сейчас является для меня главной целью и ценностью. Абсолютная истина локализована до одного мгновения, и может измениться на ровно противоположную (и любую другую) в следующий миг, просто потому что "нравится" сменилось "не нравится". Чтобы принять это, нужно мужество. Чтобы реализовать — силы. Но стрелка этого компаса обладает прекрасным свойством. Дело в том, что она всегда ведёт к глубинной личной сути
и к счастью.

А тем, кто долистал до этого момента, фотографий и гифок как бонус. Мои новые сандаловые чётки о 108 бусинах из "Железного феникса", Сретенский монастырь летним утром и всякие движущиеся штуки.
Мир прекрасен. Вообще так.













E46775C4-77C3-4031-8E70-E835C5015EC1.jpeg







И это автоматически исключает позицию "абсолютная истина-абсолютная ложь", поскольку истина становится относительной. И грех — тоже становится относительным. Грех — это то, что для меня сейчас не является поступком любви.


Обречённость поиска абсолютной истины вплоть до языка формулировок блестяще показал Витгенштейн (и его последователи/критики). У него есть такой пассаж: "Der Sinn der Welt muss außerhalb ihrer liegen. In der Welt ist alles, wie es ist, und geschieht alles, wie es geschieht; es gibt in ihr keinen Wert—und wenn es ihn gäbe, so hätte er keinen Wert.", что в вольной интерпретации звучит как "в мире нет внутренне определённой высшей ценности". Мысль тоже не нова, поиском первопричины занимались как минимум ещё греки, однако тут есть ещё одна любопытная деталь - у Витгенштейна и компашки в виде венского кружка язык определяет границы познаваемого.
Отсюда следует, что, к примеру, в Библии высшей истины быть не может, так как она написана на некотором языке и является частью этого мира. Существованию Бога (или богов) ничто принципиально не противоречит, однако нет способа объективной передачи системы ценностей кому бы то ни было. Поэтому важные свойства религиозных практик - личный духовный опыт и внутренняя противоречивость указаний (убивать ай-яй-яй, но Авраам - норм чувак [side note - никогда не понимал, почему - после всех косяков с Сарой гнать такого родоначальника еврейского народа надо было взашей]).
Посыл ориентироваться на голоса в голове порождает опасных фанатиков, поэтому нужен контролирующий орган, обессмысливающий духовные практики до какой-то степени, но направляющий последствия оных в социально приемлемое русло. Отголоски этого дела и пара тысячелетий политических игр - voila!

На самом деле, само появление эгрегора и становление религии (любой) центральной частью самоидентификации большого количества людей моментально приводят к столкновению этики личной и общественной. Поэтому с моей личной точки зрения Библия делится на три части:
1) Тезис "Будь добрым, хорошим и порядочным";
2) Доступные простым смертным притчи, объясняющие, что то, что одному добро - другому харам, и не надо возводить п.1 в абсолют;
3) Всё то, что легко понять слишком буквально, [частично] утерявшие актуальность руководства по укладу быта... you name it.

Как бы это ни было глупо, церковь выглядит более озабоченной бытовыми вещами и менее - духовными практиками... Причём даже по сравнению с психологами.
Откуда ты знаешь немецкий?

>>Как бы это ни было глупо, церковь выглядит более озабоченной бытовыми вещами и менее - духовными практиками... Причём даже по сравнению с психологами.
Определённо. Религия определяет структуру бытия, а значит, быт как часть этой структуры. Религия как структура бытия задаёт определённые рамки, снимая необходимость делать многие выборы и решать самому. Психология ставит целью помочь человеку научиться решать самому. Упс)

Ура, ты не закрыла комменты! А то, бывает, хочешь потрепаться - а фик. )

Да, я чувствую что-то похожее: есть система представлений, в рамках которой ты можешь жить, и есть другие, в рамках которых не можешь.
Или, если не так радикально, - есть путь, который дает тебе счастье, смысл, духовный рост. И остальные пути, от которых ты этого не получаешь или получаешь в меньшей степени.
И вполне естественно, что такой путь у каждого свой, и свои условия, при которых распрямляется душа.

...
Мне повезло: наша местная церковь такое плохое (для меня) место, что я в страшном сне не могла бы ее счесть уютной.
Церковь деревенская, но не старинная. Утомительная пестрота и тяжелые стены. Постоянное движение: где бы ты ни стоял, все равно кто-то задевает тебя, проходя вплотную.
Красиво там бывает, но только когда темно и горят одни свечи.
А главное - властный, недобрый священник. Кажется, что он был всегда (двадцать лет - так уж точно) и пребудет вовеки.
При таком раскладе у меня не было ни единого шанса отождествлять христианство с внешним обрядом или с ощущением устроенности, защищенности, покоя.
Нет, для меня это - то чувство, когда герой "Расторжения брака" вдруг видит, что под колесами автобуса нет земли. Там - сияющая бездна. Да, именно это ощущение: под ногами нет почвы. Под ногами нет твердой почвы. Счастье и страх...
Ну, это "повезло" в кавычках всё же)

Хотя да, проассоциировать христианство НЕ с обрядом — это всё же повезло без кавычек.
Счастье и страх…
Спасибо за то, что делишься откровенным и сокровенным.
Мне было бы очень интересно, если бы ты сформулировала свою текущую картину мира. Если в христианский период ты общалась с тем, кого сейчас называешь одним из богов, в какую картинку все это в итоге складывается? Есть ли у мира единое личное начало, Творец, Абсолют, Отец? в каком отношении к нему Сигюн, Христос и другие, и зачем они нужны вообще? Это что-то про разные пути и разные акценты для разных людей и групп людей? Понятно, что это все условно и на нашем языке можно выразить только искаженно и схематично, но как ты это все чувствуешь? Мне это важно...
У меня тоже сейчас идет период переосмысления себя и своего мировоззрения, некоторой потерянности. Все мы вырастаем из некогда работавших для нас формулировок и схем. В христианстве многое из догматики и еще больше из бытовой/ритуальной части кажется непонтяным или излишним, но почему-то это не главное - не могу сказать, что у меня есть опыт познания Бога через Христа, но что-то личное по отношению к Нему (хотя я многого в Нем не понимаю), и подобного я больше нигде не нахожу.

Но мне никогда не была близка идея об эксклюзивности истины и любви в христианстве. Такие понятия, как истина, любовь и грех, нуждаются в более точной формулировке для дальнейших рассуждений. Но по умолчанию, мне кажется, что Истина - одна, но ее невоможно загнать в любые человеческие формулировки, ни одна из них ее полностью не вместит, поэтому получается, что есть много ее отражений разной степени точности. Любовь - причастность божественному, но оно, Божие/божественное разлито во всем и во всех, поэтому от Бога/Любви не убежишь, даже если конкретному образу Бога не поклоняешься. Причастность этой Любви уже в том, что мы все живем и дышим и существуем, и мир вокруг живой и интересный, и мы существуем в постоянной связи и обмене с миром внешним и внутренним, в том числе действуя согласно своей сути, которую мы призваны познавать, и учиться любить и принимать себя, а потом и то, что вокруг. В этом смысле Бог-Творец-Любовь-Абсолют-... присутствует в жизни каждого, а не только христианина; но если признать, что любовь и истина во всей полноте могут присутствовать в жини не христиан, получается миссионерская проблема - зачем тогда нужно христианство, если можно и без него? У меня пока нет вопроса, кроме того, что познание личности Христа ценно само по себе, и, наверное, в христианской парадигме можно (но не гарантированно)) приобрести особо ценный опыт по пути к Нему. Но многое успешно удается и людям в других парадигмах и традициях и эпохах, ну и прекрасно. Пусть каждый играет, как умеет :)

Мне кажется очень важным понятие греха, но чаще всего им злоупотребляют. Наверное грех - это именно злоупотребление, употребление чего-то не согласно сути и назначению этого явления или процесса. И в этом смысле грех всегда относителен, но для удобства в условиях социума приходится как-то формулировать, запихивать его в рамки: типа, грех это убийство, кража, блуд и так далее. Но все действия уникальны и имеют разные обстоятельства и мотивации участников. Секс может быть прекрасен, обычен и греховен; акт насилия - не обязательно разрушителен и зол. Любое действие и намерение потенциально может быть свято или греховно; созидательно или разрушительно, и так далее.

Про принятие другого - а возможно ли это вообще? Принятие другого со всем его букетом действий, установок и намерений? И нужно ли? Есть действия/выборы, которые разрушительны для конкретного человека или окружающих его, в конкретных обстоятельствах, но при этом человек не целиком из них состоит. Люби грешника, ненавидь грех, это как раз про то, что в каждом есть некое ядро, чистое от всех наслоений, и даже если все выборы человека неудачны, они его полностью не определяют, и за это ядро и нужно держаться, если хочешь ему помочь, и именно это ты можешь принимать и любить. Выборы могут быть удачны, неудачны, созидательны, разрушительны, нейтральны, часто это просто дело вкуса :)

А что ты чувствуешь и думаешь по отношению к личности Христа? Христианство ведь не только формулировки, а главным образом личные отношения, хотя я понимаю, что это очень неуловимое понятие, и непонятно, есть ли они вообще где-то, кроме моей головы, игры разума и гормонов, или реальность?
Ты задала очень много вопросов, на которые у меня пока нет ответов. В каком-то смысле, ты написала мне план размышлений на ближайшие месяцы:)))

Прости, но пока у меня нет ответов. И я не готова об этом говорить.
Извиняюсь за простыню коммента :)
Вопрос не по теме: а как ты делаешь на телефоне такие гифки?
У меня приложение есть, которое из видео собирает гифки. Единственное что, приложение умеет делать очень классные гифки очень высокого качества, которые потом не влезают из-за своего веса ни в одну запись XD Так что, приходится делать коротенькие видео и средненькое качество)))
Я не знаю, в коменты это или лучше в почту. Или вообще никуда, потому что это обо мне, а не о тебе.
Вспомнила, как боялась заходить в храмы, боясь, что меня физически оттуда вытолкнет.
Как все-таки зашла, потому что это все-таки что-то такое, местосильное. И меня даже не вытолкнуло, хотя все равно осталось осознание, что это (уже?) не моё.
Как побывала в Спасе на Крови и потом в Казанском, и как разнились ощущения от пустого храма-музея и от намоленного собора.
В общем, спасибо за пост. Что-то он там внутри всколыхнул.
Если ты хочешь делиться, делись. Я буду рада. Опять же, в личной переписке всегда можно написать что-то такое, чего не напишешь навиду.

Оно такое… сложное. Рада, что откликнулось)
Если бы существовал какой-то "христианский эгрегор", он бы "воздействовал" на атеистов. Но я не ощущаю никакой "враждебности" в храмах.
Предположим, что сущность, заслуживающая наименования "христианский эгрегор", существует. Тогда сами христиане должны были бы об этом догодаться, и соответственно, как-то эту сущность назвать. Тут собственно и вопрос: как христианский эгрегор называется в рамках христианской традиции?
(не будучи автором блога, выскажу предположение)
Соборность? Концепция Церкви как тела Христа?
"Мне в православии уютно"
Я эту фразу — не дословно и с обобщением на женщин вообще, но по сути её — как-то слышал от la_cruz.
У меня есть впечатление, что поиск этого уюта, особой комфортности родительского дома (сколь угодно некомфортного в обычном смысле) составляет значительную часть стремления к обретению небесного Отца, стремления к Богу-Отцу.
вообще да, образ Бога-Отца бьет в самую точку для многих, пробуждая какое-то стремление из детства. но мне тут нравится шутка, что если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят :)
Ультро современно. Даже кажется, что ты сменила веру. Венчание -- это таинство, обряд лишь внешнее, которое является выражением внутренне содержания. Странно слышать про уют в православии, неужели нам от Бога (Христа) нужен только уют? Странно полагать, что благодать (которую можно назвать энергией) может быть только под куполом. Если Господь вездесущ, то и благодать вместе с Ним вездесуща, а не только под куполом....
Юлия, вы выцепляете из текста и отвечаете на какие-то странные детали, проговаривая вполне очевидные вещи. Возможно, вам не очень понятно, о чём весь текст. Но тогда удивляет отсутствие уточняющих вопросов ко мне.
К слову, вот здесь: https://odojdi.livejournal.com/1057926.html во вполне открытом доступе я пишу о выходе из христианства, как раз для отсутствия недосказанностей и недопониманий с людьми, которые читают мой жж. Думаю, если бы этот пост попал в ваше поле зрения, и этот был бы понятнее, поэтому даю ссылку.