in the sky

Солнце на западе, ветер в Гайд-парке, крылья в моих рукавах

4.01.2018
[me]
Привет. А я тут по временам мысленно с тобой разговариваю: рассказываю тебе, как у меня тут что) Про маленькую комнату-скворечник, в которую забираться на самый чердак по крутым скрипучим ступеням (как я втащила туда чемодан??), про каштан за окном. Про то, как грею ноги, подставив их обогревателю, и грею экспромтный чай.
Про пустой Гайд-парк с постепенно загорающимися огнями. Про ветер, порывистый и уносящий волосы) Про то, что в первый день я, кажется, питалась одним глинтвейном: две чашки, Карл. Потом решила ограничиться горячим шоколадом) И чесночным фондю в маааленькой булочке, которое еле доела. И всё. А после глинтвейна ненадолго становится теплее, даже ветер не пронизывает.
Про попытку выйти от парка святого Джеймса к Трафальгарской площади, когда я по пути случайно заметила Букингемский дворец. И потом, попетляв пару минут в переулках, чтобы сначала вывернуть к реке, увидела на карте, что упираюсь в какую-то маленькую церковь. Какая-то церковь оказалась Вестминстером.
Про Биг Бен в светящихся лесах. Про спонтанное решение забраться на London Eye. Про то, как возопила: «Господи, как же холодно! Сейчас больше всего хочется глинтвейна с какой-нибудь пряной выпечкой...» и на следующем светофоре увидела лавочку, где продавали глинтвейн, а в подарок давали пряную печеньку с яблочной начинкой.
Про поиски автобуса, который едет моим маршрутом - которые увенчались сомнительным успехом, и я снова топала через весь Гайд-парк. Про рождественские венки на дверях и пальмы - рядом с этими дверьми.

Про папиросные стенки и окно с щелями, в которые ужасно дует прямо в изголовие кровати - поэтому накидать туда все имеющиеся одеяла, перебросить подушки на противоположную сторону и сделать изголовие изножьем. Забаррикадировать дверь на соплях весомым табуретом и собственными сапогами. Вырубиться в одну минуту, несмотря на громкий немецкий за стенкой и не менее громкие мультики там же.
Смотреть обалденно психоделические сны и забыть их сразу же.
На завтраке толпаааа.

Кофе остывает, а я всё пишу и пишу.
Пойду спасать кофе и тост с джемом)
Хорошего дня тебе,
D. У меня внутри происходят странные вещи, и эта поездка прям очень уместна.

Есть йогур или не есть, вот в чём вопрос))
А сегодня будет насыщенный день. Сегодня мне достанется немножко светового дня, им надо воспользоваться! В 4 тут уже совсем темно, вот.


[D]
Доброе утро :) почти как книга, я и сама вместе с горячим кофе завернулась в плед и забралась в кресло у окна.
Хорошего дня, береги себя.

[me]
Привет) Я тут косплею птичку. Шастаю по высоким точкам. Собиралась в Sky Garden, но там по записи за неделю. Поэтому ограничилась тем, что взлезла на колонну Monument. Потом на собор святого Павла. В соборе я вообще часа три провела: в основном помещении, в крипте и на куууууполе! А потом началась репетиция хора с органом к какому-то празднику.
Еле вытащила себя в город))
Прогулялась ещё немножко, впихнула полпорции супа в местном сендвич-баре (есть здесь не хочется вообще почему-то), сделала разумную глупость, которая, надеюсь, не аукнется, вышла в темнеющий город и поняла, что никуда не хочу и ничего не хочу.
Пошла к реке. По-моему, неплохое решение: когда ничего не хочешь, иди к реке. Там тебя чуть не сдует с моста, нашуршит по ушам листвой и пакетами на тротуарах, а по дороге попадётся церковь, полностью деревянная внутри, с любимым крестом Франциска Ассизского и иконой Воскресения Христова. Легче не станет, зато проснётся внутренний просветлённый, который наговорит кучу утешительных и, как ни странно, утешающих вещей и пошлёт в бар.
Во-первых, бар ОХО был запланирован с самого утра. Потому что это ещё одна точка птичьего полёта, с которой хорошо видно купол собора святого Павла и ещё кое-какие лондонские няшности.
Во-вторых,
бар – это коктейль, а коктейль – это то, чем я никогда не пробовала лечить это состояние, а другие говорят, что помогает. Хотя бы ненадолго.

Сейчас я в компании с внутренней птичкой и внутренним просветлённым сижу в этом баре имени крестиков-ноликов и пью коктейль, который “not in menu, I will make it just for you” с малиной, мятой и клубничной водкой (и льдом, мохито-самозванец). За окном обещанный купол собора святого Павла, подсвечивается. Мелькает река, у Темзы такое быстрое течение.
На столе в подсвечнике разноцветного стекла мигает свечка.
А я думаю о том, что Стругацкие не правы. Не богом быть трудно. Трудно быть полувлюблённым идиотом, который зачем-то делает первые шаги и потом за это расхлёбывает.
И всё, конечно, будет хорошо, оно и сейчас хорошо. Но мне немножко грустно расставаться с той надеждой, которая успела поселиться внутри. Хотя, наверно, лучше сразу, чем спустя время, когда она пустила бы внутри корешки.

Зато я вспомнила, почему со школы перестала влюбляться _так_. Иначе пару раз влюблялась, без этих вот звёзд и небес. А с ними уже 12 лет – нет.

Иметь за окнами светящийся окнами Лондон в такую минуту приятно. Потому что всё это становится красивым. А красота многое может спасти и наполнить смыслом.


***

Боги, тогда всё ещё было впереди.
И аукнувшаяся разумная глупость.
И трижды умершая-дважды воскрешённая надежда, пустившая корни насквозь и выкорчеванная с корнями. И солнце на городом, и солнце над горами, и солнце за границей кожи, и нет внутри себя. И неделя счастья, и полгода скрытности, и вечер, когда разрешаешь себе чувствовать то, что чувствуется. Ведь чтобы писать, нужно чувствовать, а чтобы чувствовать, нужно рисковать.

Однажды сказанное, возвращается. Красота спасает мир и смыслы, рушит и воссоздаёт границы. Imagine Dragons льются прямиком к барабанным перепонкам, воспоминания льются рекой. И можно подумать, что-то во всей вселенной имеет значение, кроме строчек, лившихся тогда и ложащихся буквами сейчас.

Расскажи, если там, на куполе святого Павла, это была ошибка, то почему столько счастья от воспоминаний короткого полёта?
И если там, под куполом Кингс-Кросс, это была случайность, откуда столько золота внутри от одного прикосновения к тому мгновению?
И если там, под полным дождя небом, это была просто глупость, то почему до сих пор у меня ощущение мягких крыльев?

И мудрые говорят, что любовь не снаружи. А внутри. И если то, что я чувствую, искра этой любви, высеченная при соприосновении, то это стоит всех метаний, сомнений, ошибок, случайностей и глупостей.

Сегодня и всегда – будь благословен, мелькнувший миражом на западных берегах. И всё, конечно, будет хорошо. Оно и сейчас
хорошо.

Спасибо! Я очень люблю тексты, которые рождаются не из меня, а сквозь меня. Они, несомненно, мои. Но явно не только.