Юлия Гайдыдей (odojdi) wrote,
Юлия Гайдыдей
odojdi

Categories:

"Мастер и Маргарита". Точка отсчёта, или Врага надо знать в лицо

- Почему ты вообще возишься со мной?
Атер глянул на него непроницаемо.
- Ну… Передай там, мол, всегда рад служить.
И исчез – мелькнул перед глазами языком черного пламени. Иуда остался один в темнеющей пустыне, запрокинув голову глядя в темно-сиреневое холодеющее небо.

la_cruz

- Я - часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо.

Гёте "Фауст"


Эта история - моя персональная точка отсчета. С неё все началось.
Завтра начинается пост.
Сегодняшний вечер - точка отсчёта.
Начало боя.

В жизни каждого человека идет постоянная борьба. Её отличительная черта в том, что борьба эта чаще всего вялотекущая и человек участвует в ней весьма пассивно. Правда, есть и такие бойцы, которые предпочитают сражаться лицом к лицу. И хотя исход войны известен, никто из вступивших в сражение не подумает отступать.
Прежде, чем начнётся решающий бой, было бы неплохо взглянуть в лицо тому, против кого поднимаешь меч, держа его крестом.
Хотя чаще всего врагом человеку является он сам, иногда все бывает не так просто. Врага нужно знать в лицо - даже если он предпочитает бить со спины.

Булгаков написал книгу, каждую строчку, почти каждое слово которой можно обсуждать и обсуждать. Я много раз составляла план этой статьи - и так и не смогла составить. Слишком много хочется сказать. Поэтому постаралась сказать хотя бы что-то.

Тех, кто до сих пор считает, что "Мастер и Маргарита" - это роман о великой любви, а пилатовские главы можно называть евангельскими, я отсылаю к книге Андрея Кураева "Мастер и Маргарита. За Христа или против?"
Для меня практически с самого начала не было сомнения, что это роман о дьяволе - и фактически только о нём.

Воланд появляется в Москве в страстную среду, а убегает из этого города - именно бежит сломя голову - в Пасхальную ночь. "Консультант" появляется с одной очень простой целью: наказать писателя, который не смог довести замысел сатаны до победного конца. Бал и прочее всего лишь предлоги.

Мастер не вознагражден покоем, он к нему приговорен. Достаточно вспомнить, что снилось Маргарите в ночь с четверга на пятницу: "Приснилась неизвестная Маргарите местность - безнадежная, унылая, под пасмурным небом ранней весны. Приснилось это клочковатое бегущее серенькое небо, а под ним беззвучная стая грачей. Какой-то корявый мостик. Под ним мутная весенняя речонка, безрадостные, нищенские, полуголые деревья, одинокая осина, а далее, - меж деревьев, - бревенчатое зданьице, не то оно - отдельная кухня, не то баня, не то черт знает что. Неживое все кругом какое-то и до того унылое, что так и тянет повеситься на этой осине у мостика. Ни дуновения ветерка, ни шевеления облака и ни живой души. Вот адское место для живого человека!" Именно это и ожидает их с мастером, именно в этот покой и отправляет их сатана за то, что им так и не удалось сделать роман о Пилате Евангелием от Воланда.

Роман, угаданный мастером, сам по себе весьма любопытен. Такое чувство, что при диктовке Воланд отводит душу на всех и на всём, что ему так мозолит глаза в канонических Евангелиях. Очень колоритно изображен в романе Иуда. Мало того, что он оказывается не ближайшим учеником Иешуа, а исконным шпионом Каифы, так ему ещё и отказано в раскаянии. Вместо пятого стиха главы 28 Евангелия от Матфея, за которым ужас, неимоверная боль раскаяния, - сухой рассказ о том, как Иуда ушёл в Гефсиманский сад в надежде развлечься с гречанкой Низой и был убит ударом в спину, моля о том, чтобы ему сохранили жизнь. Вывернуть канон наизнанку сильнее было невозможно. Ох, неспроста это. Ох и не любит Воланд Иуду. Сильнее многих христиан не любит, между прочим.

Роман, тем не менее, исчезает навсегда. Рукописи, который, по словам отца лжи, не горят, благополучно сгорают в подвальчике, прежде чем Маргарита и мастер уезжают из Москвы к деревянной не то бане, не то летней кухне, возле которой растёт осина, приглашающая на себе повеситься.
Воланд изучил рукописи и сослал своего писца. Больше и ему в златоглавой делать нечего.

Интересно, что, приехав с определённой целью, иностранный консультант наводит такого шухера по всей Москве, что читатель не сразу соображает, что к чему.

Описание внешности иностранца самим автором встречается в романе дважды. Цитаты большие, но я их приведу:

"...ни на какую ногу описываемый не хромал, и росту был не маленького и не громадного, а просто высокого. Что касается зубов, то с левой стороны у него были платиновые коронки, а с правой - золотые. Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя. По виду - лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Словом - иностранец."

"Все это замирающая от страха Маргарита разглядела в коварных тенях от свечей кое-как. Взор ее притягивала постель, на которой сидел тот, кого еще совсем недавно бедный Иван на Патриарших прудах убеждал в том, что дьявола не существует. Этот несуществующий и сидел на кровати.
Два глаза уперлись Маргарите в лицо. Правый с золотою искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый - пустой и черный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней. Лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут книзу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжег загар.
Воланд широко раскинулся на постели, был одет в одну ночную длинную рубашку, грязную и заплатанную на левом плече. Одну голую ногу он поджал под себя, другую вытянул на скамеечку. Колено этой темной ноги и натирала какою-то дымящеюся мазью Гелла. "

Воланда пытались сыграть Басилашвили и Гафт. Ни одному это, конечно, не удалось: сложнее этой роли только образ Христа. Сатана предстает перед читателем мужчиной, по выражению Карлсона, в полном расцвете сил. Тот самый возраст, когда мужья начинают с удовольствием изменять стареющим супругам с молоденькими девушками. Да, конечно, Воланд хочет выглядеть лучше всех. И ему наверняка кажется, что так и есть.
Однако, он отталкивает. У Маргариты ноги подкашиваются от страха, к примеру. Поэтому делать из Воланда интеллигентного старичка, какой получился у Басилашвили, или юморного весельчака, каким его показывает Гафт, мягко говоря, не по-булгаковски.
Воланд властный и злой. Пафос по сравнению с ним - просто сама естественная скромность. Не стоит думать, что сатана хоть когда-то искренен. Он таким быть просто не умеет. Как не умеет не разрушать и не уничтожать.

Всех - всех! - кто сталкивается с Воландом и его свитой, ожидают большие неприятности. В школе принято учить, что сатана прибывает в Москву, чтобы наказать тех, кто ему же служит. Но, если разобраться, так ли виноват несчастный Андрей Фокич Соков, буфетчик, просто добросовестно исполняющий свою работу? Так ли много зла сделал легкомысленный Стёпа Лиходеев, директор Варьете? Такой ли отъявленный негодяй Никанор Иванович Босой, председатель жилищного товарищества, которому Коровьев даже оплату за квартиру впихнул насильно, не то что взятку? Ну и наконец, неужели же Иванушка Бездомный успел так сильно нагрешить за свою жизнь, чтобы поплатиться за это психушкой?
Эпиграфом к роману Булгакова служит цитата из "Фауста":
- Я - часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо.

Учителя литературы легко делают из этого эпиграфа вывод, что Воланд делает зло только плохим, то есть, по своей же воле творит благо. На это можно только развести руками: что-то, воля ваша, нелогичное получается. Сатана говорит прямо: он хочет зла. А то, что зло обращается во благо, его раздражает и, простите за каламбур, бесит. Потому что это не по его воле, а по воле Того, Кто действительно умеет даже зло обратить во благо. Дьяволу чуждо людское представление о справедливости. Его суд прост: наказание за грех - смерть. Но в таком случае в знаменитой фразе "казнить нельзя помиловать" он с уверенностью поставит запятую после первого слова - для каждого человека.
Нет, не наказывать приезжает Воланд. Он приезжает, потому что он этого хочет. Всё остальное - просто логические следствия из его желаний.

Вряд ли Воланд знает заранее, где он поселится. Но сказав Берлиозу, что будет жить в его квартире, "иностранец" готов не только активно посодействовать скорейшей кончине председателя МАССОЛИТа, но и аресту всего жилтоварищества, включая даже тех, кто вообще не имел никакого отношения к квартире №50.
Всего лишь захотев "посмотреть" на москвичей, Воланд с удовольствием сводит с ума от страха всю
администрацию Варьете, обеспечивает неприятностями всех зрителей и персонал.
Все, кто попадаются на пути сатаны и не обладают имунитетом, щедро награждаются дарами князя тьмы. Пожалуй, только одна женщина избегает непосредственного для себя вреда: это кухарка, которая хотела перекреститься, увидев Азазелло. Угроза демона бездны, кстати, так и остается угрозой. Пожар лично для кухарки не так уж катастрофичен. А руку Азазелло ей отрезать не может по очень простой причине. Сколько раз крестились напуганные Соков, Босой, Поплавский, Аннушка... Для того, чтобы крест не был просто маханием рук, нужно как минимум знать, к Кому обращаешься, и хотя бы попытаться к Нему обратиться. И кухарка, судя по всему, знает. Именно поэтому с такой яростью в панике вопит Азазелло. Именно поэтому даже без крестного знамения женщина остается невредима.
Всем остальным везёт меньше.

Нет, Воланд не наказывает за грехи. Он сам признается, что те, кого он видит в Москве - "люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних..."
Эти слова "артиста" дают понять, что люди как были, так и остались для него ничем. А раз так, то над ними можно издеваться, ими можно играть, быть с ними жестоким до предела.
Из-за людей пал Денница, из-за своей катастрофически эгоистичной любви к Богу и нежелания делить Его любовь с кем бы то ни было.

В черновиках 1929-1931 годов был такой прекрасный эпизод: Иван Бездомный, слушая рассказ Берлиоза о разнообразных языческих богах, чертит на песке образ Христа. Позже, когда Воланд присоединяется к компании на Патриарших и рассказывает "Евангелие от Воланда" (а именно так называлась вторая глава), он "провоцирует Ивана не то что стереть, а наступить на лик Христа и тем самым доказать свое неверие. Иван поначалу отказывается, но Воланд подзуживает его, обзывая «врун свинячий» и «интеллигент». Последнего оскорбления Иван стерпеть не смог – и растоптал лик Христа." [Андрей Кураев "Мастер и Маргарита. За Христа или против?"]
Этот эпизод заканчивался так:
"– Я интеллигент?! – Обеими руками он трахнул себя в грудь. – Я – интеллигент, – захрипел он с таким видом, словно Воланд обозвал его, по меньшей мере, сукиным сыном. – Так смотри же!! – Иванушка метнулся к изображению.
– Стойте!! – громовым голосом воскликнул консультант. – Стойте!
Иванушка застыл на месте.
– После моего евангелия, после того, что я рассказал об Иешуа, вы, Владимир Миронович, неужто вы не остановите юного безумца?! А вы, – и инженер обратился к небу, – вы слышали, что я честно рассказал?! Да! – И острый палец инженера вонзился в небо. – Остановите его! Остановите! Вы – старший!
– Это так глупо все! – в свою очередь закричал Берлиоз. – Что у меня уже в голове мутится! Ни поощрять его, ни останавливать я, конечно, не стану!
И Иванушкин сапог вновь взвился, послышался топот, и Христос разлетелся по ветру серой пылью.
– Вот! – вскричал Иванушка злобно.
– Ах! – кокетливо прикрыв глаза ладонью, воскликнул Воланд, а затем, сделавшись необыкновенно деловитым, успокоенно добавил: – Ну, вот, все в порядке, и дочь ночи Мойра допряла свою нить"
[Копыто инженера (1929-1930)]
Главным было не насладиться, как Иванушка отрекается от Христа. Главное было ткнуть в это пальцем и крикнуть Христу: смотри, смотри! Вот из-за них Ты страдал? Вот из-за них Ты борешься со мной?
Именно этим ябедническим тыканьем Воланд и занимается, фактически, постоянно.

Христос готов за спасение каждой души заново пойти на крест.
Дьявол с лёгкостью погубит сотни, тысячи и миллионы душ, просто чтобы привести лишний аргумент в пользу того, что он прав.
(с)la_cruz

И, в общем-то, как это ни неприятно, он ведь прав.
Просто дело в том, что Христу это как-то без разницы.
Нет, Бог - это не тот безвольный сирота-подкидыш Иешуа, твердящий, что злых людей нет. И Господь прекрасно видит всё то зло, которое творят люди. Он ненавидит это зло - но только потому, что мы причиняем его своим душам.

Воланд появляется в Москве 20х годов XX века в самом конце Великого поста. Для нас пост ещё только начинается. Только вот Воланд тот же. И не объявленная война подошла к кульминации ежегодных боевых действий.
Книга Булгакова помогает посмотреть в игольное ушко дьявольского зрачка, шарахнуться от тьмы, плещущейся в этом бездонном колодце, зажмуриться от ужаса - и именно так, слепо, довериться Христу, впасть в руки Бога Живого, как бы страшно это ни было. И понять всё.


С началом!

Песню слушать, слова читать.



P.S. Из-за того, что сказать хотелось слишком много, получилась задержка с выкладыванием статьи в воскресенье. Постараюсь впредь так не промахиваться)

Поехали.
Tags: Neděle, mia scrittura, religing, книги, пост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments