February 13th, 2018

coffee-default

Мой старый стих

Мир, глотнувший октября,
В шали из ветров остыл.
Вечер звал поговорить с Любимым.
В тишине у алтаря
Золотистый сумрак плыл,
Пропитавшись ладаном и дымом.
Всё земное - на потом.
Чётки на руки надев
И ряды перебирая бусин,
Девушка, перед Крестом
На пол каменный присев,
Тихо говорила с Иисусом.

"Господи, Ты знаешь Сам,
Всё уже совсем не так.
Здесь всё, правда, очень изменилось.
Свечи, чётки, этот храм...
Но, как раньше, суть проста:
Нас всегда Твоя спасает Милость.

А тогда был Вифлеем.
Ночь, звезда, дары волхвов,
Робость пастухов и взгляд Марии.
"Как вы здесь? - Бэ-эзрат а-Шем*".
Там и так Твоя Любовь
Очертанья обрела иные.

А потом был Назарет.
Утро, песни пастухов,
Горы, виноградники, террасы.
Ты не раз встречал рассвет
На одном из тех холмов,
Где роса блестела, как алмазы.
Ты не раз, идя домой,
Птичьи гнёзда находил,
Собирал букет из диких лилий.
Этот мир навеки Твой,
Потому что Ты любил
Так, как люди в жизни не любили!..

Хижины по берегам,
Запах миртовых дерев,
Голубая гладь в рыбацких лодках.
Здесь Ты вышел к рыбакам,
В лодку Симонову сев,
Властный и одновременно кроткий.
Ветер в тростнике и шум
Волн. За городом закат,
Тёмным силуэтом синагога.
Смотришь на Капернаум,
А потом зовёшь ребят
И идёте в дом, восславив Бога.

Были сёла, города,
Радость мытарей и вдов,
Хищные прищуры фарисеев,
Силоам и Вифезда,
Умножение хлебов...
Имя Иисуса Назорея.

Гефсимань была потом
В тихом шелесте олив.
Горькое моление о Чаше.
Путь, увенчанный крестом.
Твой ответ на вздох молитв.
Наша Жизнь и Спасенье наше.

Господи, Ты видишь Сам,
Изменились времена
С переломного того нисана.
Но, как раньше, вечен Храм
И, как раньше, суть одна:
Нас Твоя Любовь всегда спасает".

Мир, глотнувший октября,
Тихо шелестел дождем,
Как одной из зимних дней прелюдий.
Девушка у алтаря,
Вне пространства, вне времен,
Видела Любовь Христову к людям.

* Бэ-эзрат а-Шем - с Божьей помощью (иврит)