Юлия Гайдыдей (odojdi) wrote,
Юлия Гайдыдей
odojdi

Categories:

Воскресение

Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец,
не был тут с ними, когда приходил Иисус.
Ин 20:24


День клонился к вечеру. В жарких солнечных лучах тонул Иерусалим. Золотом были залиты сады и белые крыши домов. Первый день недели подходил к концу.

Фома вошёл в дом, не понимая, почему вдруг стало так светло и ясно. Лица друзей сияли каким-то небывалым светом. К Фоме подлетел Иоанн с ясными, как небо, глазами, схватил друга за плечи и голосом самого счастливого человека сказал:
- Мы видели Господа! Он - воскрес!
Фома отшатнулся от Иоанна, широко раскрытыми глазами глядя на сияющего чистейшей радостью апостола. Потом прикрыл глаза. За закрытыми веками стояла явственная картина: высокий крест, чернеющее солнце, дальний гром и Его последние слова. Фома быстрым движением смахнул слезу, не дав ей покатиться по щеке.
- Если не увижу на Его руках ран от гвоздей... - он замолчал на мгновение, а потом открыл глаза и перебил себя: Нет! Пока не вложу моего пальца в раны от гвоздей, и не вложу моей руки в Его ребра, не поверю.
Иоанн ошарашенно смотрел на друга. Рядом стоял Иаков, прищурившись глядящий на Фому, и Андрей, который молча обнял его за плечи и повёл туда, где остались рыба и сотовый мёд. Исподлобья взглянув на друга, Андрей негромко сказал:
- Он ел это перед нами.
И оставил Фому наедине с тем самым местом, где совсем недавно радостью осветилась их жизнь. И радость эту у них никто теперь не сможет отнять.

Фома сел, неотрывно глядя на рыбу и мёд.
Кто бы знал, как щемяще страшно было ему в этот день.
Tags: Страстная, праздник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments