coffee-autumn

Neděle

Ох уж эта Масленица.
Вечно она всех путает.
Проведите опрос: сколько людей знает, что делают на Масленицу? А на Пасху? А сколько людей в курсе, что первое - это начало Великого поста, а второе - его светоносное завершение?
А ведь под поверхностным пластом блинов и чучела есть всякие интересные детали.
Молочное ещё едят, а мясное уже уходит из рациона.
Литургию ещё служат, но в среду и пятницу вместо неё уже Часы.
Это она.
Сырная-мясопустная.
Неделя о Страшном Суде.
------------------------------------

Вы знаете, есть мнение, что от избытка сердца говорят уста. А если избытка сердца нет, то не спасёт даже самая богатая и интересная тема. Написанное читать будет невозможно скучно.
Поэтому буквально пару часов назад я решительно сменила сегодняшнюю тему статьи.
Я не буду рассуждать о том, что слова Христа: "Покайтесь! Ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф 3:2) - означают скорее разрешение, чем угрозу. Может быть, как-нибудь позже.
Я хочу поговорить о том, что меня сегодня действительно интересует.

О смерти

- Нет, нет... - прошептала Голди сквозь одинокий
короткий всхлип. - Я ничего... Только обидно очень...
Я не думала, что живу для какой-то большой цели, не такая уж дура...
Но теперь получается, что я всего лишь кукла...
Которую одеваю в кукольные тряпки, те, что не идут хозяйке,
и которой накрашивают лицо так, как не решаются это сделать себе...
И которую можно выкинуть из окна, чтобы посмотреть,
как она будет красиво лететь. Спасибо, конечно.

"Крутой герой" Алексей Свиридов

Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком
Ин 10:10


О белой даме писать сложно.
Во-первых, потому что страшно. Те, кто говорят, что умирать не страшно, ещё чего-то недопоняли в этой жизни.
Во-вторых, потому что всё, что мы о ней знаем достоверно - это то, что когда она есть, нас привычных нет.
В-третьих ещё что-нибудь, наверняка что-то есть.

То, что мы называем смертью - это, выражаясь материальным языком, отказ тела функционировать. Всё, хозяин, баста, сердце стучать устало.
Я где-то слышала, что мозг человека мог бы работать бесконечно, если бы бесконечно могло работать сердце.
А теперь внимание, вопрос. Каким макаром смерть вообще возможна, если опираться на всякие христианские тезисы?

Человек трехначален: он состоит из тела, души и духа.
Душа и дух вечны. Тело смертно. Почему?
Что такое, в сущности, смерть? Это отсутствие жизни. (Как тьма - это отсутствие света, а не отдельное состояние)
Что есть жизнь? Жизнь есть Бог. Вывод строим согласно правилу транзитивности (a=b, b=c => a=c). Смерть есть отсутствие Бога.
Отсюда можно заключить, что смерть тела наступает тогда, когда в нём истощается жизнь, истощаются ресурсы, заложенные изначально. Это если совсем грубо. Можно, конечно, долго обсуждать всякие исключения, говорить о смерти святых или, наоборот, отъявленных негодяев, но и это всё объясняемо, если принять изначальный тезис: когда резервы Жизни на материальном уровне заканчиваются, а новых человек не впускает, наступает смерть.
Один священник как-то сказал: "Потому многие из вас и болеют, и умирают, что неправильно причащаются". Причастие - это соединение с Богом, физическое соединение. Желающие опошлить, конечно, могут и опошлить это моё заявление, но я глубоко уверена в том, что нет ничего более тАинственного, жизненного и совершенного, чем единство на всех уровнях - от духовного до материального.
Неправильное же причащение происходит как раз тогда, когда человек делает это формально. Потому что принято, например. А душа его далеко от Бога. Это причащение не по любви, а... по расчёту, да.
А всё, что не по любви - грех.
А грех есть смерть.
То есть, согласно всё той же тразитивности, отсутствие Бога.
Ну не может Бог проникнуть туда, куда человек Его не пускает.
Мы так созданы. Мы не куклы, которых создали, чтобы нами поиграть и полюбоваться.
Мы свободные. А свобода, как известно, всегда рождает море проблем.
В своё время именно эта свобода человека спровоцировала встречу в одном прекрасном саду двух представителей живой природы: Евы и змея. Финал этой встречи вам, полагаю, известен.

Я написала, что дух и душа вечны. На самом деле, это не совсем корректно. Правильнее было бы написать: тело смертно во времени, а душа - в вечности. В том-то и загвоздка: тело может перестать функционировать, отключиться и уйти в небытие (ну, по крайней мере, до поры до времени), а вот душа - нет. Душа родом из вневременья, а значит, и её смерть не может быть единомоментным уходом в пустоту. Но принцип-то тот же самый. Сохранилось ли в душе хоть сколько-то жизни? Света? Бога?
Помните ту заезженную притчу, когда благодаря единственной луковице, которую в качестве милостыни грешник подал нищему, Господь пытается вытащить душу из ада? Это ведь о том самом! Остался ли хотя бы один блик, хотя бы один луч света в этом тёмном царстве души? И если да, значит, душа ещё жива, значит - её ещё можно спасти.
С телом всё обстоит интереснее. Я обязательно напишу о единстве духа, души и тела в одной из статей во время поста, а пока только оговорюсь в рамках тематики наступившей недели - о Страшном суде.
Это ведь будет кульминация седьмого дня творения.
Тела вернутся к своим душам - или души облекутся плотью, не суть важно. Главное то, что если до этого могла быть смерть тела отдельно, а смерть души - отдельно, то с того момента времени уже не будет (Откр 10:6), а значит, смерть будет единой и для тела, и для души.
И там будет плач и скрежет зубов...*

Как же страшна смерть. Как же это ужасно, когда умирают любимые. Как же невыносимо пусто под сердцем от одной мысли об этом.

И вот тут приходит Христос. И говорит удивительную вещь: Я победил смерть. Нет больше смерти. Есть временная разлука, но смерти, той ужасной неотвратимой вечной муки, больше может не быть. Ты только _захоти_ - Я спасу тебя и тех, кого ты любишь.
Правда, захотеть надо по-настоящему, иначе не прокатит.
В пророчестве Иоиля есть дивные слова, которые впоследствие повторяет апостол Павел: "Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся" (Иоил 2:32, Деян 2:21, Рим 10:13). Сколько же в этих словах надежды! Но сколько в них ответственности.
Испугаться смерти мало. Это необходимый шаг, без этого, без понимания того, от чего нас спас Христос, очень сложно в полной мере понять, насколько Он возлюбил нас. Ведь Он пошёл на смерть ради нас, помните? Как же измусолены эти слова. Но их нельзя не говорить. Насколько же глубока та тьма, в которую готов погрузиться Бог, чтобы уберечь от неё человека.
Бог - готов умереть.
То есть, пережить отсутствие Бога. Отсутствие Самого Себя.
И этим парадоксом взорвать ужас смерти.
Чтобы мы могли отшатнуться от неё в страхе и увидеть рядом Того, Кто её победил.
А увидев, полюбить.
Увидев, Его невозможно не полюбить :)


Завтра начинается Масленица. Веселье, разгуляй и прочие радости. Но в конце недели уже брезжит свет прозрачного, как талая вода, покаянного времени. Череды дней, когда можно позволить себе приглушить освещение окружающего мира, чтобы взглянуть внутрь себя и понять: а есть ли во мне ещё жизнь? Не дожигаю ли я ресурсы из загашника?
Не пора ли выдохнуть гарь коптящих светильников и обернуться к Источнику Света?
Осознать себя. Открыться Богу.
Жить.


________________________________________

* Мф 8:12, мф: 13:42, Мф 13:50, Мф 22:13, Мф 24:51, Мф 25:30, Лк 13:28
«-Ты боишься? -Только не смерти. Скорее всего я боюсь времени.. Боюсь, что мне его не хватит»...(с)