coffee

Великая Суббота. Примерно так

Оригинал взят у la_cruz в Великая Суббота: день покоя
Службы, относящиеся к Великой Субботе, если честно, мне никогда не были особо близки (ну да, я вообще специфическая христианка). В Евангелии о дне перед Воскресением сказано довольно скупо: ученики "провели день в покое по заповеди". Ну, я думаю, это был весьма своеобразный "покой" - скорее, отходняк после кошмарного ужаса Пятницы, после невероятного шока и ужаса.

Думаю и здесь напишу: двойного шока и ужаса. Помимо снятого с креста тела Учителя они (судя по всему) нашли в каком-то овраге обезображенное второе тело с переломанной шеей и раной во весь живот.

Знаете, это мы можем от всей души проклинать Иуду весь Четверг и всю Пятницу, но для апостолов, скорее всего, и предательство и самоубийство человека из самого тесного их круга было жутью и болью. Они ж там дружили все между собой. Это для нынешних христиан Иуда - сам сатана, а для них-то он - вчерашний друг. Это ж больно, когда друг - так! Даже если они там все хором и разом его возненавидели, что-то в душе все равно скреблось.

Короче, суббота - день тотального отходняка после пережитого, слезы, слезы и лежание вповалку где-нибудь в тихом, укромном месте. И вот эта боль, которую они, наверное, переживали вместе, сползшись где-нибудь, прижавшись друг к другу как потерявшиеся дети.
Боль и ужас невыносимые, от которой ни есть, ни спать. Можно только ждать - в сумасшедшей надежде или даже совсем без надежды - повторять слова Иисуса о Его возвращении. Такой день - пережить бы. Перетерпеть. "Завтра будет проще". Суббота - день схождения Христа во ад, а для Его учеников этот день был адом на земле.

День покоя! Это был день оцепенения, а не покоя! Нормальная психика просто не может одномоментно справиться с таким количеством внезапно рухнувшего горя. И со внезапно рухнувшей жизнью. Подумать только: еще позавчера все было так славно, пасхальная вечеря с Учителем, традиционные дурацкие споры "кто будет первым в Его Царствии", все как всегда. И вдруг - разверзлось такое, такое... И можно только плакать или сидеть в прострации, перебирая в памяти все, что было, каждую секунду убеждаясь, что свершившееся - не страшный сон, а страшная быль. И мысли, мысли: можно ли было что-то исправить, предусмотреть, предупредить... Что-то сделать по-другому, чтобы случившееся - не случилось.

Мне (я совсем не эталон правильности) всегда было естественнее провести этот день дома, действительно в покое, в мыслях о произошедшем, правда, в гораздо лучшем положении, чем апостолы. Потому что, в отличие от них, будучи твердо уверенной в Воскресении. Хотя режет сердце и душу мысль о том, насколько неправильно кончилась история Иуды, насколько по-другому она должна была кончиться, чего он лишил себя... и нас тоже лишил. Но это не затмевает наступающей радости о Воскресшем Господе.

Но так сложилось, что на Страстной у нас ни разу не получилось исповедаться, мы с Володей только на 12 Страстных Евангелий вырвались. А без исповеди как-то до пасхального причастия идти не хочется. Поэтому завтра впервые за много лет побываю на Литургии Великой Субботы.