christian

Великий Вторник.

Тоненькая женская фигурка движется к дому с богатым садом. Вокруг построек цветут розы, а чуть дальше раскинулись виноградники, завораживающе шумящие в лунном свете. Ловко удерживая одной рукой кувшин, Мария открывает калитку и входит в сад. В доме горит огонь: вечеря вовсю гремит. Девушка прикусывает губу. Опять влетит от Марфы, что она сбежала и не помогала с угощением...
Робкими шагами Мария входит в круг света. Дыхание перехватывает - так всегда, когда видишь Его. Сердце радостно и волнительно колотится. Всё-таки она задумала небольшое безумство, хоть и жутко интересное!
Подойдя к Иисусу, девушка с едва скрываемым торжеством открывает сосуд и, густо нанеся миро на руки, смазывает волосы Учителя. А потом, не удержавшись, опускается перед Ним на колени и решительно смочив миром копну своих собственных чёрных локонов, отирает ими ноги Иисуса.
Как же ей хорошо! Как же здорово, когда можешь сделать что-то для дорогого и любимого Учителя!
- К чему такие траты? Можно было бы отдать эти триста динариев нищим...
Не только Мария. Все поворачиваются к сидящему в углу. На Иуде лица нет уже не первый день. Пётр замечал, что друг почти не спит, едва ли ест и с каждым днём мрачнеет. Сейчас Симон подходит к нему и кладёт руку на плечо - предостерегающе. «Ты чего?..» - хочется спросить ему, но Иисус опережает Петра.
- Зачем смущать её? Она доброе сделала для Меня, - голос звучит как будто издалека. Иисус был задумчив по дороге из Иерусалима. Снова остановился на Елеонской горе, разглядывая золотую крышу Храма, Иродов дворец, белые здания. Почти невозможно было вытащить из Него хотя бы словечко. Казалось, Его захватывают события, о которых никто не знал... или пока не знал. - Нищих вегда имеете с собой, а Меня не всегда. Она приготовила Меня к погребению... - Иоанн охнул и вцепился в руку Иисуса.
- Зачем Ты так, Учитель?
- Учитель, я совсем не это имела в виду!.. - опешила Мария. - Ведь праздник... нужно помазывать голову маслом! А Ты... Ты достоин лучшего масла, какое только можно найти!
Иисус мягко сжал пальцы Иоанна, а потом, выпустив их, взял Марию за плечи и с едва заметной улыбкой посмотрел ей в глаза.
- Я знаю. Спасибо тебе. Где бы ни была проповедана благая весть, обязательно скажут о тебе и о том, что ты сделала.
В огне хрустнула хворостинка. Вино играет бликами в свете пламени. Но хотя слова Учителя звучали так обнадеживающе и радостно, на сердце Марии по-прежнему неспокойно.
Скрипнула калитка. Один из двенадцати вышел в темноту.
Ночной холод медленно заползает в дом. Лазарь с сёстрами уже улеглись. Апостолы постепенно умолкают и один за другим тоже собираются спать.

Иисус сидит у окна и ждёт двенадцатого.
Волосы Его и ноги пахнут миром. Праздничное помазание очень скоро окажется помазанием погребальным. Он знает это - и уже который день весь мысленно там. Вот-вот настанет. Вот-вот придут. Нет сил ждать, но ещё не время.
Пока только звёзды и холодный ветер.


Великий Вторник 2011.
Женщина... Чтоб пахло хорошо,чтоб красиво,самое драгоценное для Самого любимого.
Юля, СПАСИБО! Твои Истории читаешь сразу душой...