coffee

Рассказ. Завершение :)

- Скоро зацветёт, – Марго кивнула на черёмуху. – Вон, какие бутоны.
Они шли от метро к месту встречи возле колонн.
- Я так рада, что ты сходил на службу.
- Почему?
- Она торжественная, яркая. Почти совсем пасхальная.
- Ты же говорила, что в Великую субботу нужно сидеть дома, в покое, по заповеди?
- Говорила, – её голос звучит беззаботно и легко. – Так делали апостолы. Но ведь суббота для человека, а не человек для субботы, правда? Если хочется к Господу на службу, мало ли, что там написано в законе Моисея. Тебе ведь хотелось?
- Хотелось, – честно признался Кирилл. – Никогда не подумал бы, что могу НЕ хотеть на службу. А оказывается, могу.
Марго по-кошачьи щурилась на солнышке и что-то мурлыкала себе под нос.
- Можешь. Хотеть идти, не хотеть идти, идти потому что нужно, не идти, потому что с души воротит при мысли об этом. Молиться, не молиться, молиться по молитвослову, молиться своими словами, молиться молча, просто плакать или просто петь. С лёгкостью исполнять заповеди, с ещё большей лёгкостью их нарушать – и с полным осознанием идти на исповедь. Всё это про христианство, если делается с Богом. Ведь ему важен не ты-шаблон, а ты сам, такой, какой есть. Вот таким, какой ты сейчас есть, и надо нести себя к Нему.
- Куда?
- Ну как куда. В храм. Там Его дом.
- Что такое было на этом тренинге? – не выдержал Кирилл. – Несколько дней назад ты была какой-то совсем другой. Что изменилось?
Марго тихо рассмеялась. Смех у неё был глубокий, синий.
- Ты знаешь, человек, который свято уверен в своей правоте и непогрешимости – это так смешно, – заметила она. – Ходят все такие серьёзные, оценивающе тебя разглядывают, и прямо чувствуешь, как ставят диагнозы по фотографии. Отрицаешь реинкарнации? А, понятно, закоснелое сознание позапрошлого века. Носишь джинсы и рубашку? Пытаешься доказать всем, что ты мужчина. Сидишь в перерыве отдельно от всех? Искалеченный интроверт, – Марго повела плечом. – Умных слов много, у всех какое-то там психологическое образование и тьма тьмущая сертификатов, а умения молчать и слушать – ни у кого.
Впереди показалась тройная арка, выкрашенная в голубой, яркий, как детские цветные карандаши. Центральная часть была выше двух боковых, и в качестве странного украшения под каждой из арок висело по металлическому солнцу. Смысл композиции был неявным, прикладной смысл отсутствовал вовсе. Пешеходный мост, возле которого их уже ждала приятельница Марго, виднелся за деревьями. Отыскав глазами урну, Кирилл выбросил опустевший картонный стаканчик из-под сладкого чая.
- Были, конечно, старожилы. Они друг друга знают, регулярно встречаются, говорят на одном языке и нахваливают друг друга, как в басне про петуха и кукушку. Тоже никого не слушают, но «своих» не перебивают, – Марго поправила сумочку на плече. – Богемная тусовка. А предводитель их… – она задумалась, – Точно-точно! Помнишь, мы в Александровском саду немца видели? Такой напыщенный, серьёзный? Вот этот организатор на него похож. Я, мол, умный, я всё знаю и не стесняюсь своими знаниями причинять пользу направо и налево.
- Зачем ты вообще туда пошла? – вопрос давно уже вертелся на языке, но у парня никак не хватало смелости спросить.
- Мне интересна психология, – просто ответила Марго. – Я уже многократно бывала на разных тренингах, лекциях, семинарах. Размышляю, не поучиться ли этому более прицельно в каком-нибудь вузе, а пока продолжаю любопытствовать. Чаще всего мероприятия проходят интересно и плодотворно. А тут… Большинству совершенно не важно было, о чём встреча: психология, экология или вручение Оскара. Высокое чувство избранности, самопровозглашённое право судить и прочая пафосная чушь. Такого мне ещё не встречалось на тренингах. Впрочем, – развеселилась она, – всё когда-то бывает в первый раз, да и полезно посмотреть на себя со стороны.
Кирилл хотел уточнить, что Марго имела в виду, но они уже подошли к месту встречи. Между двух золотистых колонн квадратной арки стояла русоволосая девушка и в глубокой задумчивости разглядывала пару обнюхивающих друг друга собак. Позади был мост, под мостом подмигивала солнечными зайчиками река, за рекой шелестел молодой листвой парк. По набережной мчались велосипедисты, гуляли влюблённые, парил запах кофе возле маленьких кофеен. Блестели крестами маковки церквей, и вздымалась куполом над ними Великая Суббота.
Они договорились встретиться в храме в половину двенадцатого. Кирилл приехал домой, быстро перекусил гречкой и лёг подремать. Сон не шёл. Когда-то Марго писала, что за одну неделю на Страстной всегда пролетает целая вечность. Теперь он понимал, что она имела в виду.
В сумраке комнаты с задёрнутыми шторами было тихо, только секундная стрелка настенных часов делила время на единицы. Глаза не закрывались, взгляд блуждал по стенам, потолку, время от времени натыкаясь на стол с так и не убранными вчера обратно в рюкзак предметами. Потянувшись за телефоном, Кирилл рефлексивно нажал на закладку «Лента друзей». Пролистал несколько записей и почти не удивился, увидев новую заметку Марго.

«Беззвучие. Мягкое, шелестящее, как вода, беззвучие перед Ночью.

Мудрость мироздания, мудрость Твоя, Господи. Твои пути неисповедимы, Твои совпадения чудны и дивны. Замыслы Твои пронизывают мир. Заденешь нить – и полетит свет изначальной Любви по цепочке от души к душе. Забываешь себя, забываешь время. Остаётся только этот миг, полный осмысленности и Твоей воли.

Как мало я ещё понимаю. Какая я ещё девочка :)

Знаете, друзья. Есть человек, который сделал маленькое чудо. Этот человек позвал меня сегодня в храм. Если бы не он, вряд ли бы я вышла из дому. А сейчас брожу по квартире, собираюсь…

Вчерашний вечер по чистой случайности многое перевернул в моём сознании. Казалось бы, странно: стены Церкви как стояли, так и продолжают стоять (и слава Богу!). Но мне как будто было дано посмотреть на тех, кто, как и я, строит свои башенки. Старается, выкладывает кирпичик за кирпичиком. Теснее и теснее, сильнее и сильнее ограничивая самого себя своим собственным мнением. Мне казалось, что моя башня сделает меня свободнее, ведь она моя! А вышло, что она закрыла меня от мира. От людей. От возможности что-то менять и меняться.

Пришлось её разрушить, в общем. Танцуют все.

А итог Поста в этом году прост. Я, конечно, не заслужила пока абсолютного понимания порядка вещей, но принятие этого порядка я, судя по всему, заслужила.

От этого так спокойно, вы бы знали».

Кирилл перечитал запись несколько раз и уловил в груди широкое-широкое золотое счастье.
Он – сделал чудо!
Лежать дальше сил не было. Щёлкнув выключателем и разогнав спускающуюся темноту, Кирилл немного побродил по комнате, пытаясь найти себе занятие. Потом остановился, полез в шкаф и достал оттуда Евангелие. Ни разу ещё не читал его, почему-то не приходило в голову. Сел, открыл наугад. Наугад попалось Евангелие от Иоанна. Текст был трудным, слова цеплялись друг за друга и ускользали от понимания, но парень упорно вгрызался в строки, пока не зазвенел поставленный на без двух часов Пасху будильник.

Всё не зря. Всё имеет смысл! Это ведь так просто: нужно просто начать. И тогда он обязательно поймёт. И назначение церковных служб, и терзания Марго, и даже, возможно, Евангелие от Иоанна.

***

Горит тонкая красная свечка, звенят колокола на монастырской колокольне. Ночь наполняется светом едва перевалившей за полноту луны и пёстрой радостью Пасхи. Люди идут крестным ходом вокруг храма – все вместе, каждый по своему пути.
Она поглядывает в раскрытое окно храма и посмеивается.

Дома на столе рубашкой вниз разложены карты.
только сегодня прочитала! спасибо!
больше всего понравилась бабушка :)
Мур-мур-мур)
Бабушка в этом рассказе олицетворяет аркан Мир.