Юлия Гайдыдей (odojdi) wrote,
Юлия Гайдыдей
odojdi

О Нине Крыгиной. Вопросы компетентности

Вот уже сколько раз видела статьи о том, какой должна быть семья, авторства монахини Нины Крыгиной. Вот, она кандидат психологических наук, она-то знает, о чём говорит.
Поглядела про её личную жизнь до ухода в монастырь. Ну, так себе история. Говорит она о себе мало и скупо, кроме "было очень тяжело" ничего толком и не говорит. Но в сухом остатке: разрушившаяся семья. Причём разрушившаяся на почве религиозного конфликта. То есть, она не сумела повести себя так, чтобы и сохранить семью, и остаться с Богом. Это раз.

То, что монахиня Нина сбежала из психологии, вернее из того, что считала психологией, тоже, в общем-то, не говорит в её пользу. Потому что все эти прекрасные слова, что "ах, мне неинтересно стало читать научные труды, я хочу читать первоисточник" говорят о том, что в профессии психолога монахиня Нина реализовала себя так себе. У всех свои интересы, каждый должен заниматься своим делом, что уж тут. Хочется в монастырь - пожалуйста! Иди в монастырь, читай первоисточники, работай с душой.

И это два. Человек, у которого разрушилась семья, человек, ушедший в монастырь и не знающий, что такое здоровые отношения в паре рассказывает со всех шкафедр, какой должна быть православная семья.
Человек, который оказался несостоятельным в профессии психолога, всюду рекламируется как кандидат психологических наук.
Это её прошлое, а не её настоящее. Прошлое, от которого она отреклась. Апостол Павел был яростным гонителем христиан, например. А потом отрёкся. Он же не подписывал свои послания "Павел, яростный гонитель христиан". Прошлое - в прошлом. Особенно то прошлое, которое не считаешь истинным.

И, кстати. Психотерапевты, как правило, работают только с теми проблемами, в которых разбираются. Вот я, например, пока не могу работать семейным или детским психологом. У меня нет своей семьи, нет детей, я не знаю на своей шкуре, как решать эти вопросы.
Это негласное, но в профессиональных кругах - правило кажется мне изумительно разумным. Монахи, учащие супругов, "как правильно", - это нонсенс. Теория - это прекрасно, но учить имеет право только тот, кто применял теорию на практике.
А, ну да, ещё я люблю психологов за то, что они вообще не учат. Они создают благоприятные условия, чтобы ты учился сам.

Но даже и все эти аргументы всплывают у меня исключительно вторично. Меня изумляет, что толпы народу слушают эту женщину, несмотря на то, что на них смотрит.

Барышня с металлом в голосе, с абсолютно кривым ртом при разговоре. Она кривится, она не улыбается, она закатывает глаза. У неё отсутствующий, затянутый серыми тучами взгляд. Или же взгляд каменный, холодный. Я просмотрела видео-ролики не про её развод, а про женское счастье, про гармонию, про радость. Она и там же с таким же восковым лицом-маской.
А ещё у неё абсолютно пустой голос.

У Василюка вот голос тёплый. Его хочется слушать, и даже не важно, что он говорит. Он умеет быть - и рядом с ним тихо научаешься быть. С ним рядом тепло, а во взгляде солнечные зайчики. Не зря митрополит Антоний Сурожский подарил ему фотографию с обращением: "Моему коллеге".

Жаль, что монахине Нине не встретились те люди, которые смогли бы её согреть. И она так и осталась ледяным камнем, по лицу которого призрачная улыбка мелькает только при воспоминании о постриге.
Мне странно, что её слушают, когда она говорит о счастье.
Она не выглядит счастливой. И я ей не верю.
Tags: religing, ψ, Церковь - это мы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments