Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

me_rror

(no subject)

Друзья, я действительно здесь практически не пишу. Объявлять журнал закрытым не имею намерения, потому что а вдруг.
Нет, я никуда не "переехала". Иногда появляюсь на фейсбуке. Публикую фотографии в инстаграме. Отвечаю на сообщения в контакте и в почте gaydydey(at)gmail.com. Но это не альтернатива и не замена Живому Журналу.

Этот журнал появился в 2009 году, когда я переехала из предыдущего аккаунта на волне знакомства с Дашей la_cruz и переосмысления своей позиции в мире, жизни и 42.
С тех пор прошла тысяча жизней, и в одной из них — текущей — я не нахожу причин писать здесь. Как повернётся планета в грядущие годы, не зарекаюсь.
Себе дороже зарекаться-то.

Спонсор этого поста — yoriy_nosovsky, потерявший меня и встревоженно написавший в почту. Юра, передаю тебе привет и пожелания тепла и жизни в нынешнем веке.

Всем моё с кисточкой.
Помните: реальность способна на большее.


Photo by Greg Rakozy on Unsplash
сказка

#Своимируками

— Что бы ты написала на записке на стене? Русский, английский, любые странные фразы, цитаты и что угодно. У меня есть бумага, ручка и скотч, но нет воображения.
Так написала мне Хель, случайно улетевшая на несколько дней в Вильнюс.
И на улицах Вильнюса теперь есть вот такие объявления. Судя по рассказам Хель, улицы Вильнюса идеально подходят для подобного.

Среди объявлений мелькают цитаты из классики, спонтанные высказывания и подготовленные к 23 февраля пожелания для коллег, которые были отвергнуты (пожелания, а не коллеги) из-за своей излишней мечтательности. Например, "заводное карманное солнце на всякий случай". Или "Именно тогда, когда будешь готов".

— Непринятые варианты поздравлений в приличной фирме - это особенно хорошо (с)

Больше городской магии, больше.
Ваш папа Стервятник.


Collapse )
christian

Великий вторник

Солнце клонилось к горизонту. Белый мрамор ступеней дворца римского наместника холодил взгляд.

Мужчина повёл затекшими плечами и пошевелил пальцами. Праздники в этом городе — самое тяжкое время. При прошлом наместнике было спокойнее. Этот слишком рьяный.
Поглядел по сторонам. Нет, всё тихо. Бродят местные, и пусть себе бродят. После буйства, устроенного третьего дня, сегодня совсем спокойно. Мужчине вспомнилось, как его вместе с другими римскими солдатами собирались отправить разгонять собравшуюся толпу. Кричащие о царе – это при живом Императоре! Самоубийцы.
Но шум стих. Похоже, народ обознался. Мужчине рассказывал его приятель, бывший в той части города, как толпа, дойдя до Храма, потопталась на площади, чего-то ожидая. Сперва было пение. Потом отдельные возгласы. Постепенно всё стихло, и слышались только крики в самом Храме – но это не были крики о царях. Народ стал расходиться. Сначала убежали пугливые, следом за ними заскучавшие... постепенно не осталось ни одного, кто бы напоминал о процессии, так напугавшей начальника стражи. Только пальмовые ветви разбросаны по дорогам.
Они и до сих пор много где лежат.

Мимо, со стороны Храмовой площади, проковыляла вдова. Она грустно вздыхала, но на лице было какое-то странное выражение. Солдату, встретившемуся с ней глазами, показалось, будто увидел отражённый гладкой поверхностью шлема солнечный зайчик. Он озадаченно потёр запястьем лоб. Потом тряхнул головой и отвернулся.
Ночь уже скоро. Темнеет быстро, вот солнце коснётся горизонта – и в мгновение потухнет небо. Правда, до той поры ещё часа два. Солдат переступил с ноги на ногу. Звякнули пластины брони. Здесь тоскливо и вязко. Далёкий прекрасный Рим, центр мира от предела до вечности, родина и дом. Солдату было бессмысленно и душно. Хотя он, конечно, привык и был благодарен за имеющееся богам и Императору.
Шум на соседней улице. Хорошо, что не здесь.
Из-за угла выскользнула тонкая женская фигурка. В руках женщина сжимала сосуд, судя по виду, дорогой. Солдат сощурился. Одета дорого, но скромно. Нет, вряд ли блудница. Или?..
Но она проскользнула мимо, потупившись, и свернула к южным воротам.

Римский солдат зевнул.

Тишина этого никак не заканчивающегося вечера летела следом за спешащей в Вифанию Марией.


Великий Вторник 2011.
Великий Вторник 2015
me_rror

Канун

Ночь первого дня недели над Иерусалимом.
В доме все пытаются спать. Тихо и тревожно ворочается с боку на бок Пётр, Андрей лежит на спине и смотрит в потолок, Иоанн подложил под голову локоть и кусает губы, Иаков смотрит брату в затылок, словно знает его мысли. Многие уже и правда спят. Только Мария даже не пытается лечь. Сон не идёт. Встав, она ещё раз проверяет, на месте ли благовония, смотрит издали на спящую Марию Магдалену, снова присаживается на лавку и смотрит в угол.
В углу валяются засохшие пальмовые ветки.

Небо ясное, ветер едва колышет листья на деревьях в садах. В одном из них дремлет стража у закрытого каменного гроба. Это не реальность и не сон, это что-то между. Римским солдатам спокойно, хоть и неудобно дремать стоя.

До утра остались считанные часы.